1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Минделла Что означает Дерево

Арнольд Минделл, миротворец и фасилитатор

Процессуальная психотерапияНаправление объединяет многие психотерапевтические школы, беря из каждой самое ценное, и, кроме того, обращается к восточному взгляду на мир (к буддизму, даосизму). Процессуальная психотерапия исходит из того, что в любом происходящем с нами процессе есть смысл, который изначально в нем заложен. Умение распознавать, понимать этот смысл и следовать за различными процессами во время психотерапии в сути своей сближает данное направление с философией даосизма и дзен-буддизма.

В процессуальной психотерапии выделяется две формы процесса: первичный, который находится ближе к сознанию, и вторичный, не осознаваемый нами и включающий различные физические симптомы, непроизвольные движения, сны.

Психотерапевту в данном случае необходимо сосредоточиться на вторичном процессе, в котором заложено много творческой энергии и ресурсов, не используемых человеком в его повседневной жизни. Обращая внимание на еле заметные движения, взгляды, нюансы отношений, процессуальный психотерапевт помогает разворачиваться тому процессу, который раньше казался пришедшему к нему человеку совершенно ему чуждым, но в котором заключено очень много энергии. Чтобы получить доступ к этой энергии, необходимо следовать за этим процессом. Помощь в понимании того, в чем заключается вторичный процесс, и поддержка в следовании за ним является основной задачей процессуального психотерапевта.

Процессы в психотерапии и в жизниМы живем в мире первичных процессов. Первичные — связаны с обыденной жизнью, с работой, с формальными и традиционными отношениями.

— Нормально, сдал экзамен.

В процессе диалога, всех видов общения первого уровня сильнейшим образом проявляются влияние общества, родителей-воспитания, умение привычно ориентироваться в часто встречающихся обстоятельствах.

Итак — роль процессов первого порядка ясна: это жизнеобеспечение, похожее на процессы уровня физиологических потребностей у Маслоу. Основное отличие подхода Минделла — видеть прежде всего не ряд состояний, а именно реку процесса.

Вторичные процессы для него, как для психотерапевта, для исследователя и гуманиста, представляют интерес особый. Потому, что именно в этих процессах мы можем быть счастливы, несчастливы, переживать и чувствовать-как-люди.

Первое внимание, в котором человек живет в обыденности, зачастую не позволяет открыть те вторичные процессы, для этого вводится категория второго внимания. Вообще — что-то сильно напоминает Карлоса Кастанеду. Я думаю, его литература оказала на формирование идей Минделла существенное влияние.

Во втором внимании мы можем видеть события в природе, особенности поведения других, наконец — собственные телесные проявления — и действовать, прислушиваясь к этой информации.

В психологию Минделл пришел из физики, из строгого, причинно-следственного мира, который, по его словам, невероятно сух и скучен. Почему скучен? Потому, что Мир людей, эмоций, переживаний, страданий — гораздо сочнее. Так ему показалось. Это было серьезным поворотом — принять решение не изучать физику, а изучать юнгианскую психологию и постепенно создавать свою школу в психотерапии.

Школа Арни Минделла и Эми МинделлОсновой теории Минделла служит увесистый словарь терминов. Идеологией стала восточная философия Даосизма или Буддизма, вообще — восточная. Суть в том, что любое событие имеет свой собственный смысл. Телеологически все оправдано, можно искать этот смысл, но главное — постулат, что смысл есть. Этот постулат моментально облегчает состояние человека, который находится в поиске смысла.

— Жизнь потеряла всякий смысл.

— Тебя выгнали с работы, что ли?

— Не только выгнали, еще и жена ушла.

— Так вот в этом-то весь и смысл. Что же ты ищешь?

Термины процессуальной школы психотерапииОсновное в учении Минделла — концепция сновидящего тела Dreambody. Можно объяснить это так: все, что вы говорите, это выражается вербально, а то, что сообщаете невербально — это движения тела. Тело отражает сны. Те сны, которые вы видите находят выражение в характере ваших движений, в интонациях речи и даже в оговорках. Тело сновидит и является вторым коммуникатором после речи. Если вы неискренни, то вы посылаете так называемый двойной сигнал. Первая, вербальная часть не соответствует телесной — и в ответ на сообщение вы получаете совсем не тот отклик, который ожидали. Так, в общих чертах. Если вы можете уловить слабые сигналы (как свои, так и другого), на краю, пограничные к обыденности — вы можете коммуницировать в полном взаимопонимании. Это редкость, и это обычно не приветствуется в формальном мире.

В словаре Минделла есть термины границ, каналов, есть и описание функционирования каналов психического восприятия.

Есть и особая категория — метанавыки. То, с каким чувством вы что-либо делаете. Особую важность имеют они для коммуникации, для любого общения, для любых действий.

Одну из самых созвучных времени статей словаря позволю себе привести целиком, в переводе В. Майкова.

Deep democracy — Глубокая демократия1. Понимание того, что для адекватного представления реальности необходимо все. Осознание того, что мир может быть понят только частично.

2. Чувство того, что мир существует, чтобы помогать нам становиться нашими цельными самостями, и что мы существуем, чтобы помогать миру сиять целиком.

3. В ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ это означает открытость ко всем нашим внутренним голосам, чувствам, и движениям — не только к тем, которые мы знаем и поддерживаем, но и к тем, которые нам не слишком хорошо известны и вызывают страх.

4. ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ глубокая демократия означает наличие текущего осознания наших высочайших идеалов и наихудших настроений.

5. В ЖИЗНИ ГРУППЫ она означает готовность слушать и экспериментировать с любой частью, которая выходит на первый план.

6. В ГЛОБАЛЬНОЙ РАБОТЕ, глубокая демократия ценит политику, этническую принадлежность, сепаратизм, и дух природы.

7. Глубокая демократия означает, что всех следует поощрять замечать и выражать любые свои чувства.

8. В работе с большими группами глубокая демократия описывает открытость, уважение и понимание фасилитатора ко всем частям группы. Это значит позволять всем различным сторонам группы проявляться и взаимодействовать друг с другом; власти, бунтарям, всем боязливым и молчаливым частям предоставляется форум для свободного выражения.

9. Открытое и приемлющее отношение ко всем различным частям внутри и вне нас.

10. Глубокая демократия — это новая процедура осознания, которая уважает все личности, части и состояния сознания.

11. Она требует от вас умения в контакте с внешним миром замечать все свои внутренние переживания, удерживать осознание в данный момент чувств, сновидения и социальной власти.

Спасение организаций: фасилитация в конфликтах и кризисахМинделл много раз участвовал в «спасении» организаций. Дело в том, что концепция dreambody вполне может быть распространена на группу — эдакое коллективное сновидящее тело. Если второе внимание задавлено различным негативом — завистью, мстительностью, страхом, плохими предчувствиями — то в группе дела идут вразнос. Обычно не принято высказывать свои эмоции, если дела идут плохо: если бизнес накрывается медным или другим тазом — все переживания внутри. Если бы пригласили Минделла, он бы, во первых, усадил всех, к примеру, на пол, потом — дал высказаться, выступая в роли фасилитатора, направляя участников так, чтобы они высказывались от сердца, искренне. Обычно в результате такого общения группа преодолевает кризисный стресс — да и люди становятся ближе друг другу. Это первый этап, после его прохождения можно искать пути действий: что необходимо предпринять, что делать, куда бежать. Заметьте, после установления общения во втором внимании. Так что без искреннего выражения чувств (пусть это злоба, агрессия по отношению к начальнику, еще что-нибудь неприемлемое) пути преодоления группового кризиса найти невозможно, и группа (предприятие) рассыпается, закомплексованная деловым этикетом. Кризис — тут не до европейскости и этикета!

Как распрощаться с миромИсключительно интересный опыт общения Минделла с людьми, находящимися на смертном одре. Мне запомнился один пример. Госпиталь. Безнадежный старый негр, он скоро умрет. Минделл взял его за руку и попросил говорить.

— Я никогда не был на каникулах… Я всегда работал и никогда не отдыхал…

— А что бы вам больше всего хотелось?

— На каникулы, хочу отдыхать.

— Ну так отправляйтесь, сделайте то, что хотите, вам никто не может препятствовать!

— Ну конечно можно!

Глаза пациента закрыты, он сообщает, что видит обстановку отдыха, пляж, пальмы и все такое. Через несколько минут он умирает.

Подумайте, кто находится рядом с умирающими? Глубоко огорченные родственники — это самый лучший вариант. Многим приходится прощаться с миром, когда рядом находится полицейский, или, не дай бог, наш милиционер. Худшая из смертей.

Минделл считает, что можно и необходимо общаться вербально, мысленно, телесно — с находящимися в коме. Он полагает, что это общение имеет огромную цену, огромное значение для находящегося в коме, а обычно, тело в коме уже и человеком не считают. Инсульт — кома — поддержка — и отключение поддерживающих приборов. Врачи говорят о лекарствах и о чем-то своем… Тоже мерзкая смерть.

В православной традиции к умирающему приглашают священника — он помогает уйти.

Сны наявуОдна из техник Минделла — сновидение наяву. Особая техника, требующая покоя и медитации. Она позволяет увидеть те вторичные малозаметные сигналы души, которые мы не слышим, в шуме обыденности. Сновидение — это и процесс предсознательной, чувственной осведомленности о мире или о себе. Сновидение — это то, благодаря чему мы видим сны, способны мечтать, воображать. Особая степень мастерства — осознанное сновидение, когда во сне человек бодрствует. Это все — по Кастанеде. Желание контролировать свои сны возникает у человека потому, что его неудержимо влечет к свободе. То, что наяву никогда не произойдет, происходит в контролируемом сновидении. Для психотерапевта — это способ изменения клиента, способ научить его воплощать желания, завершать гештальты и способствовать тому, чтобы человек осознал свои истинные мотивы, потребности. В дурных руках умение контролировать сновидения — эдакое роскошное развлечение, или еще хуже — полный уход от попыток договориться с реальностью. Так и любая психотехника (как вообще любая вещь) может применяться на пользу, может быть бесполезной, а может вредить.

Особый личный интерес Минделл уделяет сейчас распространению своего учения — процессуальной психологии и психотерапии, в Москве есть его представители, их легко найти в www.

Другой интерес — работа с миром (worldwork). Под этим термином он определяет работу с группой, и совместную работу нескольких групп. Цели такой работы — преодоление напряженности, попытки предотвращения физического насилия. У него был опыт работы с группой, состоящей из конфронтирующих Белфастцев, католиков и протестантов. Группа собиралась тайно, и в процессе занятий, как он считает, были достигнуты успехи, ведущие к миру, к прекращению конфронтации. Дорогу к миру всегда можно найти — все во власти людей.

Российский опыт и идеальный мирВ 93 г. Минделл фасилитировал общение в группе, состоящей из представителей народов Кавказа и русских на конференции по предотвращению напряженности. Эта работа описана в книге «Сидя в огне». Интересно, что от высказываний представителей силовых структур, он их называет KGB — по старинке, он чувствовал холодные мурашки по спине — это как в песне поется: «Холодок бежит за ворот». Не знаю, как вы, читатель, а я иногда этот холодок чувствую, это такое свойство нашей страны. Мало того, что просто холодно большую часть года, есть еще люди, добавляющие холодка за ворот.

На конференции была групповая работа, и были какие-то успехи. Что из всего этого вышло в результате, мы знаем. Но это была лишь одна конференция, чего можно было добиться, но он все равно пытался.

Идеальный мир Минделла — мир, где люди и группы (меньшинства и большинства) способны понимать друг друга, знать свои ранги, силу и слабость своего положения, но не пользоваться этим положением, а с мудростью осознавать его, и в соответствии с этим осознанием строить общение. Идеальный мир — в котором каждый учится понимать другого, учится слышать и действовать, не нанося вреда. Не знаю, возможен ли такой мир, крепче ли он реального мира. Или он возможен только в сознании и подсознании обиженных, злых и угнетенных.

Интересен взгляд Минделла на терроризм. Он считает это явление присущим современной организации мира, и заявляет, что борьба с террористами — бесполезна по своей сути. Бесполезно уничтожать террористов. На их место река мэйнстрима вынесет всех, кто не вписывается, не укладывается в рамки ее потока, озлобленных и готовых к мести. Парадоксально, но Минделл считает, что с террористами нужно разговаривать, по крайней мере с теми, кто готов к диалогу, и не тогда, когда они, захватив заложников выставляют требования, а заблаговременно.

Я задал ему вопрос: «Арнольд, а возможна ли психотерапия без недуга, без болезни, как культурный феномен». Он ответил, что нет, терапия — она на то и терапия, чтобы лечить. Приводить в чувства и ставить на ноги, наделять силой и свободой.

А вот работа с миром — это уже не лечение, это, скорее, развитие человека, обучение основам осознанности себя, своего места в мире и основам жизни в мире — созидательной и насыщающей душу.

Минделл Арнольд. Книги онлайн

Арнольд Минделл (Arnold Mindell) — американский психолог, вышедший из когорты Эсалена, известного калифорнийского центра по развитию способностей человека. Работает в направлении процессуальной психологии. Есть представительство и в России.

Автор ряда книг, подготовленных для публикации в России Владимиром Майковым, философом, работающим в области трансперсональной психологии.

Арнольд Минделл активно применяет метафоры квантовой физики. Считает, что свое решение изучать психологию получил свыше — поскольку по времени это решение совпало с уходом в мир иной великого Карла Юнга.

Книги (11)

Геопсихология в шаманизме, физике и даосизме. Осознание пути. В учениях Дона Хуана, Ричарда Феймана и Лао цы.

В основе этой книги лежит вопрос: «Какие необъяснимые силы руководят или управляют нашими жизнями?» Что заставляет нас в один день выбирать одно направление, а в следующий — другое? Каков ответ на этот вопрос — случайность, психология, физика или шаманизм? Генетика, ваши сновидения, внешние события в человеческом мире или космос? Наша психология тесно связана не только с бесплотными сновидениями и чувствами, но и с природой пространства, и с тем, как наши тела соотносятся с этой волшебной планетой. Психология — это в некотором смысле аспект космологии.

В этой работе, физика предстает как здание, стоящее на земле без всякого фундамента. Именно поэтому физики удивляются способностям и значимости математики, которая может описывать новые события еще до их наблюдения. Я буду показывать, что хотя физика действует — в том смысле, что она позволяет нам создавать компьютеры и космические корабли — для объяснения математики и того, почему физика действует, мы нуждаемся в психологии и шаманизме.

Оказывается, что физика и математика основываются на том, что было всегда известно психологии и шаманизму — на способности любого человека осознавать едва заметные, сноподобные события.

«Почему у меня такое чувство, что я безотлагательно должен написать эту книгу? Может быть, потому, что я отстаиваю новую этику, сражаюсь за расширение современного медицинского представления о смерти мозга? Или мне необходимо изучать предсмертные переживания, чтобы обнаружить собственную вечную сущность? Вечный религиозный опыт, который всегда приписывали жизни после смерти, безусловно, можно пережить в этой книге. Умирающие помогли мне полюбить этот мир, осознать неограниченный потенциал его смысла и глубины.

Читать еще:  Посадка черной и красной смородины

Как физик, я уже был знаком с теоретической относительностью нашего мира. Теперь применение процессуальной работы заставляет теоретическую физику выглядеть подобно сбывшемуся сну. Пространство, время и локальность бледнеют перед красочным переплетением жизни, проживаемой до ее полного завершения».

Лидер как мастер единоборства (введение в психологию демократии).

«. Но если бы космонавты могли видеть психологический спектр планетарного организма, то их ужаснула бы аура Земли, пронизанная сполохами зловеще красного цвета всех оттенков — пожаров ненависти и крови массовых убийств, морей горя и рек слез, пролитых слабыми и беззащитными. Таков диагностический спектр болезни, название которой — война всех против всех, и всех вместе против Земли».

«Я убежден: для того, чтобы жить в двадцатом веке, большая часть древнего духа должна быть закупорена, хорошо это или плохо. У меня нет также сомнений в том, что любой человек, который столкнулся с телесным духом лицом к лицу, должен принять жесткий вызов: личностно интегрировать дух, который так мало популярен в этом мире.

Порой бывает легче болеть, страдать от невыносимого и беспощадного давления или сойти с ума, чем привнести в реальность дух, который заставляет человека столкнуться с социальными конфликтами, непониманием и одиночеством. Какой же в этом великий мистический вызов и какая боль — быть человеком!»

Сидя в огне. Преобразование больших групп через конфликт и разнообразие.

За самыми трудными мировыми проблемами стоят люди — группы людей, которые не в состоянии ужиться друг с другом. Можно обвинять преступность, войну, наркотики, жадность, бедность, капитализм или коллективное бессознательное. Но, в конечном счете, проблемы создаются людьми.

Огонь, бушующий в общественных, психологических и духовных измерениях человечества, способен разрушить мир. Но тот же огонь в силах преобразить раздоры в сообщество. Это зависит от нас самих. Мы можем либо избегать борьбы, либо бесстрашно вступать в пламя, вмешиваясь в события и предотвращая повторение самых тягостных ошибок человеческой истории.

Эта книга посвящена тому, чтобы научить вас жить, воспринимая силу Сновидения. Мы вместе пустимся в это путешествие, исследуя территорию, где шаманизм пересекает границы физики, где сны становятся телесными переживаниями, и где повседневная жизнь сливается с бессмертием.

Моя цель состоит не в том, чтобы лишь время от времени замечать Сновидение, а в развитии постоянного осознания мира снов. С помощью нового метода, который я назвал 24-часовым Осознаваемым Сновидением, мы будем учиться проходить через реальность повседневной жизни за ее пределы, исследуя мир целительства, прорицания и бессмертия.

Как Вселенная решает личные и мировые проблемы.

Книга «Танец Древнего» Арнольда Минделла, основоположника процессуально-ориентированной психологии, представляет революционный метод работы с проблемами и трудностями на личностном и общественном уровне.

Уникальное соединение психологии и физики в сочетании с неоценимым опытом работы автора в частной практике, в деловых и правительственных организациях позволило д-ру Минделлу создать Танец Древнего — авторскую методику осознанного изменения пространства и использования Вселенной для решения задач современного мира.

Книга основателя процессуальной терапии помогает преодолеть страхи и эмоциональные кризисы через пробуждение нашего внутреннего шамана — мудреца и целителя — «сновидящее тело».

Используя в качестве примера личный опыт работы с шаманами и книги Кастанеды, автор дает методы обретения целостности и освобождения от нереалистических ожиданий, ограничивающих нашу жизнь.

В этой книге я собрал воедино все мысли по поводу работы со сновидениями, появившиеся у меня за последние тридцать шесть лет практики. Она представляет собой дальнейшее развитие юнгианских, гештальтистских и процессуально ориентированных методов работы со сновидениями, которые я использовал или разрабатывал сам.

Основная идея книги состоит в том, что сновидения можно понять, тщательно наблюдая, как мы используем свое внимание, как мы движемся и какой опыт мы переживаем в своих телах и в измененных состояниях сознания.

Растения в Библии: Миндаль

На территории современного Израиля и прилегающих территориях дико произрастают не менее 4 видов рода Миндаль (сем.Розовые). Один из них – Миндаль обыкновенный, Amygdalus communis – введен в культуру очень давно. Но является ли этот вид исходно диким для библейских территорий (как для России первична в лесах черная смородина), или палестинский миндаль убежал в природу из культуры, неизвестно.

Миндаль обыкновенный — листопадное дерево (реже кустарник) до 8 м высотой. Колючек на нем нет. Корни мощные и глубокие, что обусловливает относительную засухоустойчивость миндаля. Листья очередные, ланцетовидные (то есть длина превосходит ширину не менее чем в три-четыре раза). Длиной листья до 8 см. Цветки белые или бледно-розовые, до 3 см диаметром. Тычинок в цветке много, а плодолистик один. Цветет миндаль до распускания листьев, и цветет очень рано, начиная с первой половины февраля), во второй половине марта уже можно покупать зрелые плоды. Цветет миндаль раньше всех прочих из массовых деревьев Палестины, и цветет очень эффектно.


Миндаль по устройству цветка и плода со сливой очень схож (только околоплодник у него не сочный). Съедобная часть плода – это само семя. А у родственных растений (слив, вишни, абрикоса, персика) мы семена редко едим. Там нас привлекает сочная мякоть плода. Тогда как в культурном миндале пищевую ценность представляет именно содержимое «косточки», состоящее из сахаров и масла, которых там приблизительно поровну.

Дерево весьма морозоустойчивое. Зимой оно вполне переносит двадцатиградусный мороз. Однако чего совершенно не выносит, так это заморозков во время цветения. Цветы гибнут полностью, могут пострадать и молодые листья. Гибель листьев для миндаля убийственна. Это резко ограничивает продвижение миндаля на север.

С практической точки зрения основное количество растений миндаля в природе к прямому использованию непригодно, поскольку содержат гликозид амигдалин. Этот гликозид придает миндалю горький вкус (что еще не беда), но, расщепляясь, амигдалин образует цианистый водород, проще сказать – синильную кислоту. В небольших количествах это не слишком страшно, поскольку сам миндаль содержит антидот к цианидам – обыкновенный сахар. Однако можно и перекушать. И отравиться. Горький миндаль используют только как пряность, в небольших количествах (например, в марципане, где основными компонентами являются сладкий миндаль и сахар, а горький добавляют «для вкуса»).
К сожалению, большинство диких растений миндаля дает плоды именно с амигдалином (около 90% растений). Потому, найдя в дикой природе «сладкий» миндаль, человек начал его культивировать, размножая только вегетативно, в первую очередь прививками на дикий миндаль веток миндаля культурного (так же делают с яблонями). В Библии миндаль упоминается среди ценнейших растительных продуктов, наравне с благовониями (Быт 41:17). Как массовый пищевой ресурс плоды миндаля появились лишь после долгой работы по отбору и размножению его в культуре. Это возможно сделать только в условиях некочевой жизни стабильного аграрного социума, потому очевидно, что культуру миндаля израильтяне получили от предшествующих им народов. В Палестине и Сирии миндаль был известен задолго до Исхода. Это подтверждает и археология, и Библия.

Терминов для обозначения миндаля как растения в библейском иврите два.
1. Древнее слово לוּז (лУз), сохранившееся также в арабском языке (по-арабски оно звучит приблизительно как луазА). Как лУз миндаль упомянут в Быт. 30:37, это же слово означало и до-еврейское название Вефиля (Быт. 28:19), а впоследствии стало названием нового города на севере Палестины, основанного уцелевшим жителем «старого Луза» (=Вефиля) после изгнания его с родины (Суд 1:23-26).
2. Евреи дали миндалю собственное название שָׁקֵד (шакЕд), от глагола шакАдбодрствовать, не спать, быть начеку, поскольку это дерево просыпается весной первым. Производное того же глагола шакАд — מְשֻׁקָּדִים (мшукадИм) – означает «подобный миндалю по форме», в Синодальном переводе как наподобие миндального цветка (Исх 25 гл., в описании изготовления светильника скинии).
Связь еврейского названия миндаля с глаголом «бодрствовать» объясняется не только его природными особенностями, то есть ранним цветением. Слово шакЕд есть также символ того, что Бог «бодрствует», промышляя о мире. В книге Чисел (16 гл.) есть страшный рассказ о восстании части израильтян против Моисея. Они объявили его тираном. И возжелали демократии. Мол, все мы народ избранный, и нам слушаться Моисея нет причины. Зачинщиком бунта был левит Корей, возжелавший полноценного священства, а сообщниками у него были Дафан и Авирон из колена Рувимова. Эта публика верила, что справится с делом Исхода лучше, нежели Моисей. Были у них и ренегатские идеи – в частности, вернуться в Египет. Господь истребил верхушку бунтовщиков вместе с их семьями. Однако бунт не утих. Тогда, по повелению Божию, вопрос был поставлен на голосование. Сам Бог стал выборщиком, а израильтяне предлагали кандидатов. И сказал Господь Моисею, говоря: скажи сынам Израилевым и возьми у них по жезлу от колена, от всех начальников их по коленам, двенадцать жезлов, и каждого имя напиши на жезле его; имя Аарона напиши на жезле Левиином, ибо один жезл от начальника колена их [должны они дать]; и положи их в скинии собрания, пред [ковчегом] откровения, где являюсь Я вам; и кого Я изберу, того жезл расцветет; и так Я успокою ропот сынов Израилевых, которым они ропщут на вас. (Чис.17:1-5)
Употребленное здесь слово «жезл» нельзя понимать как обычный посох, на который опирались при ходьбе. Жезл был более оружием, нежели посохом. Длина его было около метра, и с одного конца он был заметно толще, нежели с другого. Проще сказать, дубинка. Она была не только оружием, но и символом власти. 12 жезлов – символов власти – были положены в скинию. Далее было вот что: На другой день вошел Моисей в скинию откровения, и вот, жезл Ааронов, от дома Левиина, расцвел, пустил почки, дал цвет и принес миндали (Чис.17:8). Вопрос был решен.

Другой интересный пример символики миндаля есть в эпизоде призвания пророка Иеремии (он не желал становиться пророком, и Господь увещевал его). Среди прочего Господь послал Иеремии некое видение: И было слово Господне ко мне: что видишь ты, Иеремия? Я сказал: вижу жезл миндального дерева. Господь сказал мне: ты верно видишь; ибо Я бодрствую над словом Моим, чтоб оно скоро исполнилось (Иер.1:11,12). Специалисты утверждают, что язык книги Пророка Иеремии не слишком хорош. Тяжеловат, лишен литературного блеска. Поглядим на стихи с точки зрения благожелательного, но случайного читателя Библии. Он задастся вопросом – ну какая связь между тем, что Иеремия видит в видении миндаль, и словами Божиими Я бодрствую над словом Моим? Действительно, не просто тяжело написано, но и совершенно непонятно. Так вот, написано как раз блистательно. Во-первых, в тексте Иеремии ярко явлены отсылки к процветшему жезлу Аарона. Но – главное – обыграна связь глагола шакад и однокоренного с ним существительного шакЕд – в русском тексте это слова «бодрствовать»» и «миндальное дерево». Созерцание миндаля свидетельствовало Иеремии, что Господь бодрствует над своим пророком. Положил на него Свою руку. И ведет в бой. И что Слово Его есть уже и дело.

Арнольд Минделл, миротворец и фасилитатор

Процессуальная психотерапияНаправление объединяет многие психотерапевтические школы, беря из каждой самое ценное, и, кроме того, обращается к восточному взгляду на мир (к буддизму, даосизму). Процессуальная психотерапия исходит из того, что в любом происходящем с нами процессе есть смысл, который изначально в нем заложен. Умение распознавать, понимать этот смысл и следовать за различными процессами во время психотерапии в сути своей сближает данное направление с философией даосизма и дзен-буддизма.

В процессуальной психотерапии выделяется две формы процесса: первичный, который находится ближе к сознанию, и вторичный, не осознаваемый нами и включающий различные физические симптомы, непроизвольные движения, сны.

Психотерапевту в данном случае необходимо сосредоточиться на вторичном процессе, в котором заложено много творческой энергии и ресурсов, не используемых человеком в его повседневной жизни. Обращая внимание на еле заметные движения, взгляды, нюансы отношений, процессуальный психотерапевт помогает разворачиваться тому процессу, который раньше казался пришедшему к нему человеку совершенно ему чуждым, но в котором заключено очень много энергии. Чтобы получить доступ к этой энергии, необходимо следовать за этим процессом. Помощь в понимании того, в чем заключается вторичный процесс, и поддержка в следовании за ним является основной задачей процессуального психотерапевта.

Процессы в психотерапии и в жизниМы живем в мире первичных процессов. Первичные — связаны с обыденной жизнью, с работой, с формальными и традиционными отношениями.

— Нормально, сдал экзамен.

В процессе диалога, всех видов общения первого уровня сильнейшим образом проявляются влияние общества, родителей-воспитания, умение привычно ориентироваться в часто встречающихся обстоятельствах.

Итак — роль процессов первого порядка ясна: это жизнеобеспечение, похожее на процессы уровня физиологических потребностей у Маслоу. Основное отличие подхода Минделла — видеть прежде всего не ряд состояний, а именно реку процесса.

Вторичные процессы для него, как для психотерапевта, для исследователя и гуманиста, представляют интерес особый. Потому, что именно в этих процессах мы можем быть счастливы, несчастливы, переживать и чувствовать-как-люди.

Первое внимание, в котором человек живет в обыденности, зачастую не позволяет открыть те вторичные процессы, для этого вводится категория второго внимания. Вообще — что-то сильно напоминает Карлоса Кастанеду. Я думаю, его литература оказала на формирование идей Минделла существенное влияние.

Во втором внимании мы можем видеть события в природе, особенности поведения других, наконец — собственные телесные проявления — и действовать, прислушиваясь к этой информации.

В психологию Минделл пришел из физики, из строгого, причинно-следственного мира, который, по его словам, невероятно сух и скучен. Почему скучен? Потому, что Мир людей, эмоций, переживаний, страданий — гораздо сочнее. Так ему показалось. Это было серьезным поворотом — принять решение не изучать физику, а изучать юнгианскую психологию и постепенно создавать свою школу в психотерапии.

Школа Арни Минделла и Эми МинделлОсновой теории Минделла служит увесистый словарь терминов. Идеологией стала восточная философия Даосизма или Буддизма, вообще — восточная. Суть в том, что любое событие имеет свой собственный смысл. Телеологически все оправдано, можно искать этот смысл, но главное — постулат, что смысл есть. Этот постулат моментально облегчает состояние человека, который находится в поиске смысла.

— Жизнь потеряла всякий смысл.

— Тебя выгнали с работы, что ли?

— Не только выгнали, еще и жена ушла.

— Так вот в этом-то весь и смысл. Что же ты ищешь?

Термины процессуальной школы психотерапииОсновное в учении Минделла — концепция сновидящего тела Dreambody. Можно объяснить это так: все, что вы говорите, это выражается вербально, а то, что сообщаете невербально — это движения тела. Тело отражает сны. Те сны, которые вы видите находят выражение в характере ваших движений, в интонациях речи и даже в оговорках. Тело сновидит и является вторым коммуникатором после речи. Если вы неискренни, то вы посылаете так называемый двойной сигнал. Первая, вербальная часть не соответствует телесной — и в ответ на сообщение вы получаете совсем не тот отклик, который ожидали. Так, в общих чертах. Если вы можете уловить слабые сигналы (как свои, так и другого), на краю, пограничные к обыденности — вы можете коммуницировать в полном взаимопонимании. Это редкость, и это обычно не приветствуется в формальном мире.

Читать еще:  Идеи из паллетов для дачи своими руками

В словаре Минделла есть термины границ, каналов, есть и описание функционирования каналов психического восприятия.

Есть и особая категория — метанавыки. То, с каким чувством вы что-либо делаете. Особую важность имеют они для коммуникации, для любого общения, для любых действий.

Одну из самых созвучных времени статей словаря позволю себе привести целиком, в переводе В. Майкова.

Deep democracy — Глубокая демократия1. Понимание того, что для адекватного представления реальности необходимо все. Осознание того, что мир может быть понят только частично.

2. Чувство того, что мир существует, чтобы помогать нам становиться нашими цельными самостями, и что мы существуем, чтобы помогать миру сиять целиком.

3. В ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ это означает открытость ко всем нашим внутренним голосам, чувствам, и движениям — не только к тем, которые мы знаем и поддерживаем, но и к тем, которые нам не слишком хорошо известны и вызывают страх.

4. ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ глубокая демократия означает наличие текущего осознания наших высочайших идеалов и наихудших настроений.

5. В ЖИЗНИ ГРУППЫ она означает готовность слушать и экспериментировать с любой частью, которая выходит на первый план.

6. В ГЛОБАЛЬНОЙ РАБОТЕ, глубокая демократия ценит политику, этническую принадлежность, сепаратизм, и дух природы.

7. Глубокая демократия означает, что всех следует поощрять замечать и выражать любые свои чувства.

8. В работе с большими группами глубокая демократия описывает открытость, уважение и понимание фасилитатора ко всем частям группы. Это значит позволять всем различным сторонам группы проявляться и взаимодействовать друг с другом; власти, бунтарям, всем боязливым и молчаливым частям предоставляется форум для свободного выражения.

9. Открытое и приемлющее отношение ко всем различным частям внутри и вне нас.

10. Глубокая демократия — это новая процедура осознания, которая уважает все личности, части и состояния сознания.

11. Она требует от вас умения в контакте с внешним миром замечать все свои внутренние переживания, удерживать осознание в данный момент чувств, сновидения и социальной власти.

Спасение организаций: фасилитация в конфликтах и кризисахМинделл много раз участвовал в «спасении» организаций. Дело в том, что концепция dreambody вполне может быть распространена на группу — эдакое коллективное сновидящее тело. Если второе внимание задавлено различным негативом — завистью, мстительностью, страхом, плохими предчувствиями — то в группе дела идут вразнос. Обычно не принято высказывать свои эмоции, если дела идут плохо: если бизнес накрывается медным или другим тазом — все переживания внутри. Если бы пригласили Минделла, он бы, во первых, усадил всех, к примеру, на пол, потом — дал высказаться, выступая в роли фасилитатора, направляя участников так, чтобы они высказывались от сердца, искренне. Обычно в результате такого общения группа преодолевает кризисный стресс — да и люди становятся ближе друг другу. Это первый этап, после его прохождения можно искать пути действий: что необходимо предпринять, что делать, куда бежать. Заметьте, после установления общения во втором внимании. Так что без искреннего выражения чувств (пусть это злоба, агрессия по отношению к начальнику, еще что-нибудь неприемлемое) пути преодоления группового кризиса найти невозможно, и группа (предприятие) рассыпается, закомплексованная деловым этикетом. Кризис — тут не до европейскости и этикета!

Как распрощаться с миромИсключительно интересный опыт общения Минделла с людьми, находящимися на смертном одре. Мне запомнился один пример. Госпиталь. Безнадежный старый негр, он скоро умрет. Минделл взял его за руку и попросил говорить.

— Я никогда не был на каникулах… Я всегда работал и никогда не отдыхал…

— А что бы вам больше всего хотелось?

— На каникулы, хочу отдыхать.

— Ну так отправляйтесь, сделайте то, что хотите, вам никто не может препятствовать!

— Ну конечно можно!

Глаза пациента закрыты, он сообщает, что видит обстановку отдыха, пляж, пальмы и все такое. Через несколько минут он умирает.

Подумайте, кто находится рядом с умирающими? Глубоко огорченные родственники — это самый лучший вариант. Многим приходится прощаться с миром, когда рядом находится полицейский, или, не дай бог, наш милиционер. Худшая из смертей.

Минделл считает, что можно и необходимо общаться вербально, мысленно, телесно — с находящимися в коме. Он полагает, что это общение имеет огромную цену, огромное значение для находящегося в коме, а обычно, тело в коме уже и человеком не считают. Инсульт — кома — поддержка — и отключение поддерживающих приборов. Врачи говорят о лекарствах и о чем-то своем… Тоже мерзкая смерть.

В православной традиции к умирающему приглашают священника — он помогает уйти.

Сны наявуОдна из техник Минделла — сновидение наяву. Особая техника, требующая покоя и медитации. Она позволяет увидеть те вторичные малозаметные сигналы души, которые мы не слышим, в шуме обыденности. Сновидение — это и процесс предсознательной, чувственной осведомленности о мире или о себе. Сновидение — это то, благодаря чему мы видим сны, способны мечтать, воображать. Особая степень мастерства — осознанное сновидение, когда во сне человек бодрствует. Это все — по Кастанеде. Желание контролировать свои сны возникает у человека потому, что его неудержимо влечет к свободе. То, что наяву никогда не произойдет, происходит в контролируемом сновидении. Для психотерапевта — это способ изменения клиента, способ научить его воплощать желания, завершать гештальты и способствовать тому, чтобы человек осознал свои истинные мотивы, потребности. В дурных руках умение контролировать сновидения — эдакое роскошное развлечение, или еще хуже — полный уход от попыток договориться с реальностью. Так и любая психотехника (как вообще любая вещь) может применяться на пользу, может быть бесполезной, а может вредить.

Особый личный интерес Минделл уделяет сейчас распространению своего учения — процессуальной психологии и психотерапии, в Москве есть его представители, их легко найти в www.

Другой интерес — работа с миром (worldwork). Под этим термином он определяет работу с группой, и совместную работу нескольких групп. Цели такой работы — преодоление напряженности, попытки предотвращения физического насилия. У него был опыт работы с группой, состоящей из конфронтирующих Белфастцев, католиков и протестантов. Группа собиралась тайно, и в процессе занятий, как он считает, были достигнуты успехи, ведущие к миру, к прекращению конфронтации. Дорогу к миру всегда можно найти — все во власти людей.

Российский опыт и идеальный мирВ 93 г. Минделл фасилитировал общение в группе, состоящей из представителей народов Кавказа и русских на конференции по предотвращению напряженности. Эта работа описана в книге «Сидя в огне». Интересно, что от высказываний представителей силовых структур, он их называет KGB — по старинке, он чувствовал холодные мурашки по спине — это как в песне поется: «Холодок бежит за ворот». Не знаю, как вы, читатель, а я иногда этот холодок чувствую, это такое свойство нашей страны. Мало того, что просто холодно большую часть года, есть еще люди, добавляющие холодка за ворот.

На конференции была групповая работа, и были какие-то успехи. Что из всего этого вышло в результате, мы знаем. Но это была лишь одна конференция, чего можно было добиться, но он все равно пытался.

Идеальный мир Минделла — мир, где люди и группы (меньшинства и большинства) способны понимать друг друга, знать свои ранги, силу и слабость своего положения, но не пользоваться этим положением, а с мудростью осознавать его, и в соответствии с этим осознанием строить общение. Идеальный мир — в котором каждый учится понимать другого, учится слышать и действовать, не нанося вреда. Не знаю, возможен ли такой мир, крепче ли он реального мира. Или он возможен только в сознании и подсознании обиженных, злых и угнетенных.

Интересен взгляд Минделла на терроризм. Он считает это явление присущим современной организации мира, и заявляет, что борьба с террористами — бесполезна по своей сути. Бесполезно уничтожать террористов. На их место река мэйнстрима вынесет всех, кто не вписывается, не укладывается в рамки ее потока, озлобленных и готовых к мести. Парадоксально, но Минделл считает, что с террористами нужно разговаривать, по крайней мере с теми, кто готов к диалогу, и не тогда, когда они, захватив заложников выставляют требования, а заблаговременно.

Я задал ему вопрос: «Арнольд, а возможна ли психотерапия без недуга, без болезни, как культурный феномен». Он ответил, что нет, терапия — она на то и терапия, чтобы лечить. Приводить в чувства и ставить на ноги, наделять силой и свободой.

А вот работа с миром — это уже не лечение, это, скорее, развитие человека, обучение основам осознанности себя, своего места в мире и основам жизни в мире — созидательной и насыщающей душу.

Сайт психолога Светланы Пилюгиной

Психология повседневной жизни

Главное меню

Навигация по записям

АРНОЛЬД МИНДЕЛЛ: ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЮНГА

Процессуально ориентированная психология, или процессуальная работа (англ. process oriented psychology, Process Work) — теоретическое и практическое направление в психологии, объединяющее широкий спектр областей (психотерапию, личностный рост, групповые процессы) и заполняющее собой разрывы между искусством, психотерапией, духовной практикой и социальной активностью.

Парадигма Процессуальной работы предлагает новый взгляд на работу со всеми областями человеческого опыта, в особенности с теми, которые считаются проблемными или болезненными: телесными симптомами, конфликтами взаимоотношений, социальными напряженностями и политическими различиями.

Создатель процессуально-ориентированной психологии Арнольд Минделл – американский психолог, психотерапевт, писатель. Но прежде, чем стать психологом, Минделл закончил Массачусетсткий технологический институт и получил диплом физика. В 1961 он приехал в Цюрих продолжать свое физическое образование. Однако там он познакомился с работами К.Г.Юнга , заинтересовался его аналитической психологией и стал юнгианским аналитиком в институте Юнга. Минделл никогда не был лично знаком с Юнгом, более того, до своего приезда в Цюрих (спустя всего неделю после смерти Юнга!) он ничего не слышал о Юнге и аналитической психологии.

Юнг, которого всегда интересовало взаимоотношение между сновидениями и физической реальностью, последние годы жизни посвятил исследованию в сотрудничестве с физиком В.Паули связи между психологией и физикой. Незадолго до своей смерти он просил Марию Луизу фон Франц, свою ученицу и духовную наследницу, продолжить эти исследования (М.Л.фон Франц «Число и Время» – книга о единой основе психологии и физики). Из бесед Минделла с фон Франц и выросли его исследования в области процессуально-ориентированной психологии.

А.Минделл прошел профессиональную подготовку по юнгианской психологии, и процессуальную работу он оценивает как современное продолжение юнгианских традиций (хотя гештальт-терапевт, по его остроумному замечанию, может сказать, что она является новой ступенью в развитии гештальтистской практики). На самом деле процессуальная работа – это «пирог, каждая долька которого имеет свой собственный вкус» (из книги А.Минделла «Вскачь задом наперед»):

«Ролевая игра в процессуальной работе напомнит гештальт. Когда идет работа с мифами и сказками, это напоминает юнгианство. Стремление уделить внимание процессу осознавания похоже на випассана-медитацию, а доверие к текущему моменту – на даосизм. Кто-то увидит в процессуальной работе общее с хайкоми, биоэнергетикой, массажем или другими формами телесной работы». А.Минделл любит повторять, что в процессуальной психологии есть только одна техника – осознание, использует же она все, чего в данный момент требует процесс: буддизм, юнгиансую психологию, НЛП, гештальт и «многое другое, о чем мы и помыслить не можем».

Один из главных принципов Юнга — его телеологическая концепция («телеос» — цель), объяснение настоящего с точки зрения будущего, в отличие от принцина казуального, согласно которому события настоящего – это следствия прошлых событий. Настоящее определяется не только прошлым (каузальность), но и будущим (телеология). Каждое событие стремится к значимой цели. Юнг применял свою телеологическую концепцию к снам, Минделл применил ее к телесным переживаниям: он обнаружил, что физические симптомы, если их усилить и раскрыть, отражают образы из сновидений. Тело и взятый из сна образ — это два канала одного и того же глубинного процесса.

Юнговская концепция «бессознательного» А.Минделлом была расширена по той причине, что он считал необходимым в свою практику юнгианского аналитика включить движение и работу с телом. Таким образом, его практика работы со сновидениями стала работой со сновидящим телом, поскольку он включил в нее собственный эмпирический метод установления связи между телесными симптомами и ночными сновидениями. В результате была написана (в первой половине 1970-х) первая книга А.Минделла — «Сновидящее тело», которая адресована тем, кто хотел бы найти психотерапевтический подход, заполняющий существующую теоретическую брешь между психикой и телом. Сновидящее тело – это некая форма опыта, которая выражает себя посредством ощущений в теле и образов в сновидениях, и тело, и сновидение одновременно.

Подобно Юнгу, Минделл исходил из того, что все происходящее в жизни имеет смысл: «Изучая юнгианскую психологию, начинаешь понимать, а вернее, обнаруживаешь опытным путем, что события имеют свой смысл. Мысль, что боль в ноге сообщает мне о том, что я нездоров, казалась не совсем правильной. Внутри себя я слышал другой, более заботливый, голос: «Может то, что происходит с тобой, — нечто вроде сновидения!» Я задумался. Я всегда полагал, что сны имеют значение. Вот я и подумал: быть может, то, что происходит в теле, тоже имеет какой-то смысл, а не является просто патологией» (из книги «Вскачь задом наперед»). Минделл стал следовать процессу, стал следовать бессознательному, стал следовать телу и б лагодаря этому им было сделано замечательное открытие – идея саморазъяснения сновидения: если сосредоточиться на текущем процессе, то сон объяснит, раскроет себя сам. То же самое говорил Юнг, только другими словами: он утверждал, что в сновидениях содердится их собственная интерпретация.

В процессуальной работе важную роль играет телеологическая значимость симптома: ис–целение. Работая с симптомом, процессуальный терапевт обращает внимание не на то, откуда он (симптом) пришел (каузальная значимость), а с какой целью, для чего он есть у клиента; в отличие от казуального подхода (поиск причины и выявление причинно-следственных связей, например, обращение к детским травмам), взгляд, характерный, например, для психоанализа. В основе процессуальной работы лежит не поиск причин и ответ на вопросы «откуда?, почему?», а поиск цели и ответ на вопросы «зачем?, для чего?».

Отсюда разница между лечением, целью которого можно назвать поиск причины, породившей симптом, и избавление от симптома путем работы с причиной, – и исцелением. Ис-целение с точки зрения А.Минделла – путь к большей целостности путем интеграции того, что отвергалось. Симптом в процессуальной работе становится не проблемой, которую надо решать, не врагом, которого нужно победить, а другом, союзником, подарком. Симптом несет в себе дар, послание, смысл. Поэтому при исцелении не ставится цель избавления от симптома.

Связь процессуальной работы с юнгианским анализом и архетипами.

Аналитики не обучены отслеживать сигналы и обратную связь, они сосредоточены на содержании сновидения, а не на его процессе. С другой стороны, многие процессуальные терапевты пренебрегают символикой. Юнгианцы говорят, что на глубинном уровне все архетипы тесно переплетены между собой. Они имеют в виду, что как только погружаещься в образ, он начинает изменяться, течь (это течение и слияние архетипов и есть коллективное бессознательное). Минделл назвал это процессом. Таким образом, между аналитической психологией и процессуальной работой существует тесная взаимосвязь. Аналитик интерпретирует или дает советы, процессуальный терапевт помогает человеку самостоятельно раскрыть смысл своего сновидения. Однако часто хороший аналитик помогает жизни развернуться, а тот, кто работает с процессом, помимо прочего знает, как использовать поток-интерпретацию, которая сводит воедино настоящий и прошлый опыт человека.

Чтобы шаг за шагом описывать процесс сновидения, Минделл искал беспристрастный язык, не зависящий от таких терминов, как тело, материя или душа, но объясняющий события нейтрально. Он использовал информационную теорию, чтобы определить явления с точки зрения процесса, чувственно-ориентированных переживаний, сигналов и каналов. Таким образом, работа со сновидящим телом привела к созданию концепции процесса и каналов. Термин «процесс» указывает на непрерывное течение сигнала по различным перцептивным каналам. Он основывается на нескольких источниках, и один из них — это концепция Юнга о процессе индивидуации, при котором клиент интегрирует содержимое бессознательного, проявившееся через сновидения, фантазии и синхронности. Другой источник термина можно найти в физике и формулировке Дэвида Бома о потоках, лежащих в основе всех событий. Процесс описывает коммуникацию и течение сигналов между терапевтом и клиентом.

Согласно процессуальной психологии, опыт можно разделить на два вида: тот, с которым идентифицирует себя клиент («первичный процесс»), и тот, который определяется как «чуждый» клиенту («вторичный процесс»). Более того, когда клиента поощряют принять в себя или идентифицироваться с переживаниями вторичного процесса, он обычно делает это с неохотой или даже оказывается неспособен на подобный поступок, как если бы какая-то граница отделяла первичные процессы от вторичных. Такая граница в терминах процессуальной работы называется гранью или краем (англ. edge) идентичности человека.

В процессуальной работе стремятся определить как первичные и вторичные процессы клиента, так и грани, их разделяющие. Затем в ней усиливаются и разворачиваются вторичнопроцессуальные переживания до степени осознавания.

В книге «Сновидящее тело» А.Минделл использовал парадигму аналитической психологии, но в дальнейшем он больше не мог «втискивать» свои результаты в формат аналитического мышления: это было все равно что «плавать в открытом море на дырявой лодке. Я понял, что время и энергию, которые я затратил на починку старой лодки, можно было вложить в постройку новой. Итак, с некоторой печалью, страхом и волнением я начал строить другую лодку, ту, в которой мы с вами сейчас плывем. Так что я всегда с любовью ссылаюсь на Юнга, потому что именно он дал мне идею о том, что сновидения представляют собой собственные решения. Процессы являются самообъясняющими» (из книги «Квантовый ум»).

Минделл – последователь Юнга, но, развивая идеи Юнга, Минделл, в отличие от него, предлагает не только идти во вторичный процесс, не только осознавать, но и проживать его, тем самым его трансформируя.

Сновидение (как дыхание) – это почти неощутимый опыт, который происходит постоянно, даже когда мы спим. Он едва уловим, но мы можем его обнаружить с помощью осознания. Мы склонны маргинализировать сновидения (как и дыхание!), считая их чем-то само собой разумеющимся, однако сновидения – источник и снов, и реальности. Чтобы их почувствовать, необходимо сосредоточиваться на самых неуловимых тенденциях своей повседневной жизни. Именно в этом – отличие подхода А.Минделла к сновидениям: исследование прежде всего тенденций, которые дают начало не только сновидениям, но и всему телесному опыту. Это позволит понять свое обыденное «Я» и свои сны с совершенно новой позиции – с т.з. Создателя сновидений.

Сновидение – не просто духовный или мистический фактор. Мы не просто двигаемся: каждому нашему движению предшествует тенденция двигаться в определенном направлении. Сновидения – это ощущаемая нами тенденция к движению или мышлению, тенденция ощущать, видеть или слышать, которую мы чувствуем непосредственно перед тем, как ощущать, видеть или слышать.

Если эти тенденции не отслеживать, пропускать, оставляя незамеченными, они могут усиливать сами себя и становиться телесными симптомами. Они усиливают себя подобно квантовым феноменам в физике, а также феноменам сновидений в традициях аборигенов. Тенденция – понятие из квантовой физики. Один из ее основателей, Вернер Гейзенберг, предположил, что волновая функция (точнее, амплитуда волновой функции) – это тенденция некоего события в реальности, тенденция, дающая начало повседневной реальности (квантовая волновая функция представляет собой математическую структуру, используемую в физике для описания свойств частиц). Так вот сновидение (сон) – это образное представление этих тенденций, пытающихся воплотиться в реальности. Их осознание подскажет смысл сна. Истоки работы со снами находятся в разработанной Юнгом методике анализа сновидений. Но Минделл, в отличие от Юнга, предлагает два способа интерпретации сновидений (и это – два совершенно разных взгляда на мир):

1. С повседневной т.з. сон можно понимать как часть нас самих, которую нам нужно лучше узнать, расширить самотождественность, включив в нее персонажи или события сновидения; такая интерпретация основана на образах сновидения.

2. Духовная интерпретация – это интерпретация с т.з. Создателя сновидений: сон можно понимать как проявление некоей духовной силы. Она основана на той энергии, которая дает начало, создает образы сновидения.

Процессуальная работа также расширяет юнговскую технику активного воображения, созданную для установления рабочих отношений между осознающим разумом и бессознательным. Таким образом ее становится возможным использовать, когда визуальный канал меняется. Если мы видим персонаж сновидения и бессознательно начинаем двигаться, создается впечатление, что наш образ пропал. На самом деле процесс лишь сменил каналы. Информация, которая ранее явилась как видение, теперь проявляется в движении и обрабатывается в этом канале.

Концепция сновидящего тела в процессуальном подходе А.Минделла.

В образах сновидений можно найти отражение любого телесного симптома или боли. Арнольд Минделл назвал это отражение « сновидящим телом ». Неконтролируемые телесные переживания отражаются в сновидениях. Формулируя это по-другому, можно сказать, что ваше тело сновидит . При сосредоточении на телесных переживаниях и их амплификации, они всегда оказываются отраженными в сновидениях, которые у вас были до появления симптомов.

Читать еще:  Как сделать эстакаду для автомобиля на даче

Как пишет сам автор, концепция Сновидящего тела была открыта в разгар напряженных вечерних дискуссий с группой преподавателей и студентов в начале 70-тых. На этих занятиях обсуждалась тема сновидений. Минделл заметил, что для того, чтобы быть хорошим толкователем сновидений, вовсе не обязательна тщательная подготовка в области понимания сновидений и мифов, и что сновидения можно понимать с помощью эмпирического подхода. Этот подход заключался в обращении пристального внимания на переживания сновидящего, на то, как он движется, как говорит, какие чувства испытывает. Первым открытием стало то, что сновидения можно переживать не только ночью, но в бодрствовании. Сновидение стало процессом, происходящим с человеком в бодрствующем, но измененном состоянии сознания. Минделл заметил, что даже, если человек не рассказывает о своем сновидении, то можно заметить, как «сон пытается происходить прямо у вас на глазах».

Другим значимым переживанием, подтолкнувшим автора к созданию концепции Сновидящего тела, был его собственный физический недуг. Труды по медицине и тем направлениям западной психологии и психотерапии, которые концентрировались на работе с телом, не дали Минделлу ответа на вопрос о том, что же обозначает болезнь, что же «хочет сказать само тело». Тогда он начал наблюдать за тем, как ведут себя люди, страдающие той или иной болезнью. У А.Минделла начало складываться впечатление, что само тело пытается не облегчить, а усилить переживание тела, пытаясь испытать боль с еще большей силой. Так появилась гипотеза о том, что у тела существует механизм, усиливающий симптом. Это привело к открытию того, что амплификация телесных симптомов является ключом к пониманию смысла заболевания. Работа с умирающими от рака помогла автору обнаружить связь между сновидениями и телесными симптомами. Сновидящее тело, по выражению А.Минделла, есть «нечто такое, что является сновидением и телом одновременно»

В таком случае, между сновидением и телом существуют зеркальные отражения, они взаимно дополняют друг друга. Как пишет Минделл, из его длительной практики ему не встретился еще ни один случай, когда телесные симптомы не находили бы отражения в сновидениях человека.

Минделл пишет, что впоследствии он почувствовал ограниченность работы со Сновидящим телом и начал замечать, что спонтанные движения и телесные сигналы, которые возникают у людей во взаимоотношениях и групповых взаимодействиях, могут наблюдаться и в сновидениях. Иными словами, Сновидение может проявляться в непроизвольных телесных сигналах. Таким образом, автор открыл, что Сновидящее тело проявляется на различных уровнях, или говоря языком процессуальной терапии, в различных каналах. Под каналами в процессуальной работе понимается различные формы восприятия. Таким образом, Сновидящее тело – это многоканальный передатчик информации, предлагающий принять сообщение несколькими путями. Концепция Сновидящего тела делает понятие «работа со сновидениями» и «работа с телом» практически неразличимыми.

Сновидение проявляется в различных аспектах повседневной жизни, включая ночные сновидения, телесные переживания и ощущения, непроизвольные движения, то, что раздражает или привлекает человека. Термин «Сновидение» Минделл приравнивает к юнговскому термину «бессознательное». Однако Минделл предпочитает более нейтральный язык, чем тот, который использовал К.Г.Юнг. Создание собственного, «нейтрального» языка также стало важным, поскольку язык Минделла отражает суть процессуальной работы, которая является синтезом психологии, физики, восточных практик и шаманизма.

Минделл выдвинул идею о сновидении и сновидческом теле, та парадигма, которой он следует в работе со сновидением и работе связанной с телесными симптомами «состоит в том, что он не знает, что означает «сновидение» или «тело». И когда кто-то пересказывает ему свой сон: «я про себя думаю, что слово «сновидение» — это просто общее понятие, означающее не более чем переживание, испытываемое спящим человеком. Поэтому я слушаю, смотрю и чувствую, чтобы выяснить, что именно находящийся рядом со мной индивид подразумевает под словом «сновидение».

Минделл говорит о том, что сновидение не является компенсацией, хотя в какой-то степени это так, но важно, что это некий процесс, который пытается произойти. Это процесс, который пытается происходить здесь и теперь. Так же как он пытается выразить себя через сны, снящиеся нам ночью, и возможно это дверь в наше бессознательное. Минделл предлагает не ассоциировать сновидение с чем-либо, хотя это то, «что делать множеству людей; не думаю, что его нужно отреагировать, хотя многие делают это непроизвольно; не думаю, что это послание из другого мира, хотя многие сновидения оказываются как раз этим»

Он предлагает следовать неведомому, и определяет это как наиболее полезный и практичный метод в повседневной работе со сновидениями. «Я получаю наиболее позитивную ответную реакцию от моих клиентов, когда забываю слова «сновидение», «тело», «боль», «проблема» или любой другой термин, который я до конца не понимаю, и ищу происходящий передо мной конкретный процесс. Таким образом, я работаю с парадигмой процесса, а не с заданной концепцией сновидений, поскольку такая концепция обычно оставляет за скобками тело, живое преходящее бессознательное».

Минделл говорит об особом языке сновидящего тела, что это некий процесс коммуникации, проявляющийся посредством телесных сигналов, поз при сидении, тональностей голоса, действий, и реакций, которые можно наблюдать не только во время разговоров, но и в сновидениях.

Работа со сновидящим телом должна начинаться с осознание сигнала , определение канала , в котором он имеет место, а затем амплификацию (усиление) этого сигнала до тех пор, пока не начинается процесс , и послание, которое скрыто за сновидящем телом не начнет разворачиваться и раскрываться.

Если процесс осознавания сновидческого тела происходит, то мы это есть потенциальный проход в другой мир. Это дверь, вход, приглашение, в другую реальность, которое можно принять или не принять. Двери сновидения дают вам взгляд на отдельную реальность.

Если вы открываете дверь сновидения и проходите через нее, то обретаете новый взгляд на реальность, ваши пространство и время изменяются, ваше представление о мире и об общепринятой реальности меняется, и вы можете заниматься тем, что Минделл называет «тайным сновидением» (secret dreaming) [4, C. 167]

Двери сновидения представляют собой устойчивые чувства, фразы, движения, или состояния ума, обладающие тремя характеристиками. Это:

1. Нечто, некто, или некоторый объект или человек, который захватывает мое внимание и является «не мной».

2. Время, которое имеет место «не сейчас»

3. Место или пространство, которое находится «не здесь». [4, C. 172]

Различие между дверями сновидения и вспышками-заигрываниями состоит в следующем: заигрывания – это неустойчивые, быстрые переживания, которые происходят в нашей повседневной жизни. Нужно быть очень внимательным и осознанным, чтобы их улавливать. В отличие от вспышек-заигрываний дверями сновидения, то они более постоянно требуют вашего внимания в течение времени; они представляют собой более основательные сигналы, как то фразы и слова, которые легко вспоминаются. Они устойчиво присутствуют в виде посланий и сигналов, в течении всего дня, года, жизни, а заигрывания представляют собой «предсигналы», и их легче упускать из вида, труднее поймать. Двери сновидения легче воспринимаются и запоминаются, нежели заигрывания, обычно мы, как правило, мы не сосредотачиваемся на них, полагая, что они составляют часть общепринятой реальности. Мы можем не отдавать себе отчета в их способности открывать вход в другую реальность. Мы узнаем, что они являются дверями, только испытывая их.

Когда же мы начинаем исследовать те сигналы и предложения, содержащиеся в нашем будущем (о чем мы мечтаем, чего бы не хотели, чтобы произошло в будущем) и прошлом (те события и ситуации, которые с нами происходили, есть ли люди с которыми мне легко и хорошо или есть человек, который мне невыносим), или исследуем наши различные комплексы, то можно проверить, не есть ли это дверь в Сновидение . Мы не можем таким же образом сосредоточиваться на заигрываниях, поскольку они едва заметны; они происходят слишком быстро.

Таим образом, чтобы понять сновидение, другого человека, таким, какое оно есть, во все полноте, необходимо научиться чувствовать свой собственный процесс сновидения. Игнорирование сновидения означает маргинализацию (вытеснение) глубочайших невыраженных переживаний, которые создают наши действия в обыденной жизни. Что в глубине наших повседневных проблем лежит сновидящее тело — наше самое поразительное переживание, обычно испытываемое только при приближении смерти или в оккультных и шаманских ритуалах.

Арнольд Минделл считает, что двое или более людей, вместе с их окружением, функционируют как тело, чьи процессы, телесные жесты, и другие синхроничности отражают их сновидения. Это похоже на «сон во плоти», тот сон, который сбывается наяву — по-русски можно назвать сноявью. И когда идет взаимосвязь и взаимодействие людей друг с другом, то это может проявляется в виде снов, дневных видений, синхронности у двоих или группы людей. Это несловесное знание, как чувство или ощущение, существующее до образов и действий.

Таким образом, процессуальный подход определяет, что Сновидящее тело проявляется на различных уровнях, или говоря языком процессуальной терапии, в различных каналах. Сновидящее тело – это многоканальный передатчик информации, предлагающий принять сообщение несколькими путями. Концепция Сновидящего тела делает понятие «работа со сновидениями» и «работа с телом» практически неразличимыми.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector