0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Капитан копейкин в мертвых душах читать

Капитан копейкин в мертвых душах читать

У нас вы можете бесплатно скачать произведения по классической литературе в удобном файле-архиве, далее его можно распаковать и читать в любом текстовом редакторе, как на компьютере, так и на любом гаджете или «читалке».

Мы собрали лучших писателей русской классической литературы, таких как:

  • Александр Пушкин
  • Лев Толстой
  • Михаил Лермонтов
  • Сергей Есенин
  • Федор достоевский
  • Александр Островский

. и многих других известнейших авторов написавших популярные произведения русской классической литературы.

Все материалы проверены антивирусной программой. Также мы будем пополнять нашу коллекцию по классической литературе новыми произведениями известных авторов, а возможно, и добавим новых авторов. Приятного прочтения!

Русский писатель (9 (21) августа 1871 — 12 сентября 1919)

Руусский поэт, драматург (20 августа (1 сентября) 1855 — 30 ноября (13 декабря) 1909)

Русский поэт (15 (27) ноября 1840 (1841?) — 17 (29) августа 1893)

Русский поэт, писатель (11 (23) июня 1889 — 5 марта 1966)

Поэт-символист (3 [15] июня 1867 — 23 декабря 1942)

Русский поэт (19 февраля [2 марта] 1800 — 29 июня [11 июля] 1844)

Русский поэт (18 (29) мая 1787 — 7 (19) июня 1855)

Русский писатель, поэт (14 (26) октября 1880 — 8 января 1934)

Русский поэт. (16 (28) ноября 1880 — 7 августа 1921)

Русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, историк. (1 (13) декабря 1873 — 9 октября 1924)

Русский писатель, поэт (10 (22) октября 1870 — 8 ноября 1953)

Русский поэт, художник (16 [28] мая 1877 — 11 августа 1932)

Русская поэтесса, писательница (8 [20] ноября 1869 — 9 сентября 1945)

Русский прозаик, драматург, поэт, критик и публицист. (20 марта (1 апреля) 1809 — 21 февраля (4 марта) 1852)

Русский писатель, прозаик, драматург (16 (28) марта 1868 — 18 июня 1936)

Русский драматург, поэт, дипломат и композитор. (4 (15) января 1795 — 30 января (11 февраля) 1829)

Русский поэт (16 [28] июля 1822 — 25 сентября [7 октября] 1864)

Русский писатель-прозаик (11 августа [23 августа] 1880 — 8 июля 1932)

Русский поэт (3 (15) апреля 1886 — август 1921)

Генерал-лейтенант, участник Отечественной войны 1812 года, русский поэт (16 (27) июля 1784 — 22 апреля (4 мая) 1839)

Русский поэт (3 (14) июля 1743 — 8 (20) июля 1816)

Русский писатель, мыслитель. (30 октября (11 ноября) 1821 — 28 января (9 февраля) 1881)

Русский поэт. (21 сентября (3 октября) 1895 — 28 декабря 1925)

Русский поэт, критик, переводчик. (29 января (9 февраля) 1783 — 12 апреля (24 апреля) 1852)

Русский поэт, прозаик (29 октября (10 ноября) 1894 — 26 августа 1958)

Русский литератор (1 (12) декабря 1766 — 22 мая (3 июня) 1826)

Русский поэт (10 (22) октября 1884 — 23 и 25 октября 1937)

Русский поэт, баснописец (2 (13) февраля 1769 — 9 (21) ноября 1844)

Русский поэт (6 (18) октября 1872 — 1 марта 1936)

Русский писатель (26 августа (7 сентября) 1870 — 25 августа 1938)

Русский поэт, прозаик, драматург. (3 (15) октября 1814 — 15 (27) июля 1841)

Русский писатель (4 (16) февраля 1831 — 21 февраля (5 марта) 1895)

Русская поэтесса (19 ноября [1 декабря] 1869 — 27 августа [9 сентября] 1905)

Русский поэт (23 мая (4 июня) 1821 — 8 (20) марта 1897)

Русский поэт, прозаик (3 (15) января 1891 — 27 декабря 1938)

Русский советский поэт (7 [19] июля 1893 — 14 апреля 1930)

Русский поэт (26 декабря 1862 — 31 января 1887)

Русский поэт, писатель, публицист. (28 ноября (10 декабря) 1821 — 27 декабря 1877 (8 января 1878)

Русский драматург. (31 марта (12 апреля) 1823 — 2 (14) июня 1886)

Русский писатель, поэт (29 января [10 февраля] 1890 — 30 мая 1960)

Русский поэт, драматург и прозаик. (26 мая (6 июня) 1799 — 29 января (10 февраля) 1837)

Русский поэт, общественный деятель, декабрист (18 сентября (29 сентября) 1795 — 13 (25) июля 1826)

Русский писатель. (15 (27) января 1826 — 28 апреля (10 мая) 1889)

Русский поэт (4 мая (16 мая н.ст.) 1887 — 20 декабря 1941)

Русский поэт и писатель (26 июля [7 августа] 1837 — 25 сентября [8 октября] 1904)

Русский поэт (16 [28] января 1853 — 31 июля [13 августа] 1900)

Русский поэт, писатель и драматург (17 февраля (1 марта) 1863, — 5 декабря 1927)

Русский писатель, поэт, драматург. (24 августа (5 сентября) 1817 — 28 сентября (10 октября) 1875 )

Русский писатель, мыслитель. (28 августа (9 сентября) 1828 — 7 (20) ноября 1910)

Русский писатель, поэт. (28 октября (9 ноября) 1818 — 22 августа (3 сентября) 1883)

Русский поэт, дипломат, публицист (23 ноября (5 декабря) 1803 — 15 (27) июля 1873)

Русский поэт, переводчик и мемуарист. (23 ноября (5 декабря) 1820 — 21 ноября (3 декабря) 1892, Москва)

Русский поэт (28 октября (9 ноября) 1885 — 28 июня 1922)

Русский поэт (16 (28) мая 1886 — 14 июня 1939)

Русский поэт, прозаик (26 сентября (8 октября) 1892 — 31 августа 1941)

Русский философ. (27 мая (7 июня) 1794 — 14 (26) апреля 1856)

Русский поэт, прозаик (1 (13) октября 1880 — 5 августа 1932)

Русский философ. (12 (24) июля 1828 — 17 (29) октября 1889)

Русский писатель, драматург. (29 января 1860 — 15 июля 1904)

Русский писатель, поэт (19 [31] марта 1882 — 28 октября 1969)

Ложь
читают сейчас

Смерть Ермака
читают сейчас

Станционный смотритель
читают сейчас

Ангел
1 минуту назад

Карантин
1 минуту назад

Великий день Кирилловой ко.
1 минуту назад

19 октября 1825
2 минуты назад

Неизвестно
2 минуты назад

Ася
2 минуты назад

Вечер
2 минуты назад

Капитан копейкин в мертвых душах читать

Вскоре после смерти Гоголя Н. Некрасов писал в одном из своих критических обзоров: «Гоголь неоспоримо представляет нечто совершенно новое среди личностей, обладавших силою творчества, нечто такое, чего невозможно подвести ни под какие теории, выработанные на основании произведений, данных другими поэтами. И основы суждения о нем должны быть новые. Наша земля не оскудевает талантами — может быть, явится писатель, который истолкует нам Гоголя, а до тех пор будем делать частные заметки на отдельные лица его произведений и ждать, — это полезнее и скромнее»[1].

С тех пор как были написаны эти строки, прошло более века; за это время и в нашей стране, и за рубежом возникла огромная литература о Гоголе, но вывод Некрасова не потерял своей силы и мы все еще располагаем скорее «частными заметками», чем исчерпывающим истолкованием творчества писателя. И дело не в слабости критической мысли, создавшей немало глубоких работ о Гоголе, а в поразительной загадочности и сложности самого «предмета исследования».

Один из парадоксов Гоголя для его современников (а затем отчасти и для литературоведения) заключался в том, что писатель легко опрокинул критерии, по которым обычно измерялась общественная сила комического. Нет, даже не опрокинул, а просто обошел их. Этих критериев, если несколько схематизировать, было два: общественная значимость порока и ранг (положение) комического персонажа. Цензура, кстати, со своей стороны, судила по упомянутым критериям, возбраняя прикасаться к самым страшным общественным язвам и следя за тем, чтобы в сферу комического попадали не столько законодатели, сколько, говоря языком Капниста, «исполнители». Но, с другой стороны, русская сатира эпохи классицизма и Просвещения прилагала героические усилия, чтобы повысить силу обличения и в том и в другом смысле. От легкого подтрунивания над общечеловеческими слабостями, от насмешек над скупцами, мотами, петиметрами, хвастунами, ветреными женами, рогатыми мужьями, бездарными стихотворцами она то и дело обращалась к судебному произволу, беззаконию и жестокости царской администрации; наконец, к «рабству дикому» — к крепостному праву. Одновременно сатира стремилась и целить выше, подбираясь к полномочным чиновникам, к людям, окружавшим трон, к всесильным фаворитам и «временщикам» («К временщику» — название знаменитой сатиры Рылеева).

Но в гоголевской поэтике масштаб порока и носителя порока не имел уже такого значения, как прежде. Сила обличения достигалась не за счет увеличения этого масштаба, а более сложным путем. Поэтому Герцен мог констатировать следующую черту «Мертвых душ», — отнюдь не упрекая при этом их автора: «Гоголь тут не нападает ни на правительство, ни на высшее общество». Сам Гоголь отчетливо сознавал, что, скажем, масштаб «Ревизора» локален, что вовсе не все объято его комедией: «Столица щекотливо оскорбляется тем, что выведены нравы шести чиновников провинциальных; что же бы сказала столица, если бы выведены были хотя слегка ее собственные нравы?» Сложность, однако, в том, что «нравы» шести уездных чиновников и были одновременно «нравами» столицы, а заодно и всей Российской империи. И это нечувствительное расширение художественного мира за пределы его номинального масштаба достигалось тончайшей перестройкой самой природы комического.

Возьмем известную реплику Городничего, сказанную квартальному в пылу суматошных приготовлений к встрече ревизора: «Смотри! не по чину берешь!» Комизм этой реплики — мгновенная реализация скрытого в ней огромного философского смысла. По официальным представлениям, чем выше человек на иерархической лестнице, тем больше его радение об общем благе, тем ярче гражданские добродетели. Реплика Городничего предполагает как раз обратное. Следовательно, в форму морального суждения вложена идея аморальности. Причем это суждение отчеканено в литой афоризм; ему придан характер практического наставления, служебной инструкции. И произносится он Городничим с неподдельным возмущением: это поистине глас совести, оскорбленной нарушением принятого нравственного закона. Но в таком случае не столь уж важно, что перед нами всего лишь уездный чиновник: его устами говорит сама «мораль», повсеместно принятая и непоколебимая.

Через всю деятельность Гоголя в качестве драматурга и теоретика комического прослеживается, казалось бы, неожиданное стремление: научить актера правильно… лгать. «Вообще у нас актеры совсем не умеют лгать, — жаловался Гоголь. — Они воображают, что лгать — значит просто нести болтовню. Лгать — значит говорить ложь тоном, так близким к истине, так естественно, так наивно, как можно только говорить одну истину; и здесь-то заключается именно все комическое лжи». Разумеется, речь идет о нечто большем, чем только актерская техника. Подавать «ложь» как правду, без утрировки и аффектации, — это значит отобрать у «лжи» прерогативу экстраординарного и исключительного, на чем нередко настаивала до гоголевская сатира. Обнаружилось, что ложь не концентрируется в отдельных участках человеческого общества, но проникает собою всю его ткань. И юмор Гоголя, неожиданно оправдывая свою этимологию (латинское слово итог — влага, жидкость), получил силу неудержимой стихии, способной проникать через такие мельчайшие невидимые поры, перед которыми часто бессильно угасал смех его предшественников.

Читать еще:  Чем закрыть трубы канализации в ванной

В «Ябеде» В. Капниста, считавшейся до «Ревизора» одной из лучших русских «общественных комедий», мы встречаем фразу, сходную с приведенной репликой Городничего. Повытчик Добров советует втянутому в тяжбу Прямикову ублажать судейских чиновников в строгом соответствии с их положением:

Возможно, эта тяжеловесная сентенция и вдохновила Гоголя на его афоризм. Но различие тут, конечно, не только в афористичности. У Капниста — это моральное правило, действующее в ограниченной сфере. Собственно, художественные усилия драматурга и направлены на установление хорошо различимых ограничительных знаков. Знак первый: тот, кому дан этот совет, подполковник Прямиков, придерживается иных правил — правил чести и добропорядочности:

Знак второй: исключительная моральная испорченность тех, кто руководствуется подобным правилом. «Изрядно мне ты эту шайку описал!» — восклицает Прямиков. И это действительно шайка подлецов, один другого бесстыднее и отвратительнее. Наконец, знак третий: тот, кто дает Прямикову подобный совет, повытчик Добров хотя и убедился за свою долговременную службу во всесилии неправды, но все же в глубине души сохранил веру в изначальную непреложность добра. «Законы святы, но исполнители лихие супостаты», — произносит он реплику, ставшую знаменитой. «Законы» понимаются здесь не в смысле искомых идеальных норм человеческого общежития, но как вполне конкретные узаконения царской России, извращаемые коварными «исполнителями».

У Гоголя разом оказались убранными все подобные ограничения. Ни в его реалистических повестях, ни в «Ревизоре», ни в первом томе «Мертвых душ» мы не встретим персонажей, которые бы поступали не «как все», руководствовались бы иными правилами. Никто из них не верит также в святость «законов». Что же касается нарочитой злонамеренности и подлости, то, как сказано в «Мертвых душах», «теперь у нас подлецов не бывает, есть люди благонамеренные, приятные, а таких, которые бы на всеобщий позор выставили свою физиономию под публичную оплеуху, отыщется разве каких-нибудь два-три человека, да и те уже говорят теперь о добродетели».

Н. А. Некрасов. Полн. собр. соч., т. IX. М., Гослитиздат, 1950, с. 342.

Краткое содержание «Повесть о капитане Копейкине»

О произведении

Повесть «Повесть о капитане Копейкине» Гоголя является вставным эпизодом в поэме Мертвые души». Стоит отметить, что данная повесть не связана с основной сюжетной линией поэмы, и является самостоятельным произведением, благодаря которому автору удалось раскрыть бездушность бюрократического аппарата.

Для лучшей подготовки к уроку литературы рекомендуем читать онлайн краткое содержание «Повесть о капитане Копейкине». Также пересказ будет полезен и для читательского дневника.

Главные герои

Капитан Копейкин – бравый солдат, участник сражений с наполеоновской армией, инвалид, настойчивый и смекалистый мужчина.

Другие персонажи

Почмейстер – рассказчик, повествующий чиновникам историю о капитане Копейкине.

Генерал-аншеф – начальник временной комиссии, сухой, деловитый человек.

Краткое содержание

Городские чиновники собираются в доме губернатора, чтобы на совещании решить, кем же на самом деле является Чичиков, и для чего ему нужны мертвые души. Почмейстер выдвигает интересную гипотезу, согласно которой Чичиков – ни кто иной, как капитан Копейкин, и принимается за увлекательный рассказ об этом человеке.

Капитану Копейкину довелось участвовать в кампании 1812 года, и в одном из сражений ему « оторвало руку и ногу ». Он прекрасно осознает, что « нужно работать бы, только рука-то у него, понимаете, левая », а остаться на иждивении старика-отца также невозможно – тот сам едва сводит концы с концами.

Искалеченный солдат решает отправиться в Петербург, « чтобы хлопотать по начальству, не будет ли какого вспоможенья ». Город на Неве впечатляет Копейкина до глубины души своей красотой, но снимать угол в столице очень дорого, и он понимает, что « заживаться нечего ».

Солдат узнает, что « высшего начальства нет теперь в столице », и нужно обратиться за помощью к временной комиссии. В прекрасном особняке, где начальство принимает просителей, собирается много « народу – как бобов на тарелке ». Прождав четыре часа, Копейкин, наконец, получает возможность поведать о своей беде генерал-аншефу. Тот видит, что « человек на деревяшке и правый рукав пустой пристегнут к мундиру » и предлагает явиться спустя несколько дней.

Радости Копейкина нет предела – « ну, думает, дело сделано ». В приподнятом настроении он идет пообедать и « выпить рюмку водки », а вечером направляется в театр – « одним словом, кутнул во всю лопатку ».

Спустя несколько дней солдат вновь приходит к начальнику в комиссию. Он напоминает о своем прошении, но тот не может решить его вопрос « без разрешения высшего начальства» . Необходимо дождаться приезда господина министра из-за границы, поскольку только тогда комиссия получит четкие указания относительно раненых на войне. Начальник дает немного денег солдату, чтобы тот смог продержаться в столице, но тот рассчитывал не на такую мизерную сумму.

Копейкин выходит из ведомства в подавленном настроении, чувствуя себя, « как пудель, которого повар облил водой ». Деньги у него на исходе, жить не на что, а соблазнов в большом городе невероятное множество. Каждый раз, проходя мимо модного ресторана или лавки с деликатесами, он испытывает сильнейшее мучение – « слюнки текут, а он жди ».

От горькой безысходности приходит Копейкин в комиссию в третий раз. Он настойчиво требует решения своего вопроса, на что генерал советует дожидаться приезда министра. Разъяренный Копейкин поднимает в ведомстве настоящий бунт, и начальник вынужден « прибегнуть, относительно так сказать, к мерам строгости » – солдата отправляют на место жительства.

В сопровождении фельдъегеря Копейкина увозят в неизвестном направлении. По дороге несчастный калека размышляет о том, как заработать себе на кусок хлеба, раз государю и отечеству он более не нужен.

Вести о капитане Копейкине могли бы кануть в Лету, если бы спустя два месяца в округе не поползли слухи о появлении разбойничьей шайки, атаманом которой стал главный герой…

Заключение

В центре произведения Гоголя – взаимоотношения «маленького человека» и бездушной бюрократической машины, покалечившей немало судеб. Желая жить честно и получать заслуженную пенсию, герой вынужден встать на преступную тропу, чтобы не умереть с голода.

После ознакомления с кратким пересказом «Повесть о капитане Копейкине» рекомендуем прочесть произведение Гоголя полностью.

Тест по повести

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Краткое содержание Повесть о капитане Копейкине (10 глава Мертвые души) для читательского дневника

«Повесть о капитане Копейкине» является одной из частей произведения Н. В. Гоголя «Мертвые души», а именно, десятую главу, и представляет собой рассказ одного из героев данного произведения о некоем солдате, по фамилии Копейкин. Почмейстер придумал этот рассказ, чтобы объяснить перепуганным чиновникам губернского города N, кто такой Чичиков, откуда он взялся и с какой целью покупал мертвые души. Это история о солдате, который в войне за отечество потерял руку и ногу, но оказался ненужным своей стране, что привело его к тому, что он стал главарем шайки разбойников.

Основная мысль данной повести в том, что равнодушие и безжалостность иногда не знает границ. Почмейстер, рассказывающий историю бедного солдата, который отдал родине все, но взамен не смог получить даже минимального содержания, желает привлечь к себе внимание и блеснуть образованием и богатством слога. Чиновники же, слушая эту трагическую историю, не ощущают ни малейшего сочувствия к несчастному капитану.

Читать подробнее краткое содержание 10 главы Мертвых душ Гоголя — Повесть о капитане Копейкине

Повесть начинается с того момента, как чиновники, перепуганные и расстроенные, приходят в дом к губернатору, чтобы решить, кто же на самом деле есть Чичиков и зачем он скупал мертвые души. Все чиновники очень боятся ревизии, потому что за каждым из них есть нечистые дела, и они очень не хотели бы, чтобы в город приехали проверяющие. Ведь тогда они рискуют лишиться должностей, а, может, и свободы.

Воспользовавшись всеобщим смятением, почмейстер, который считал себя весьма неординарным человеком, предлагает чиновникам свою версию того, кто мог бы быть Чичиков. Все чиновники с интересом слушают, а почмейстер, наслаждаясь всеобщим вниманием, рассказывает.

Почмейстер, обильно уснащая речь различными витиеватыми оборотами речи и присказками, говорит о том, что во время войны России с Наполеоном некий капитан Копейкин получил тяжелое ранение, в результате которого потерял руку и ногу.

Отправившись в отчий дом, солдат встретил нерадостный прием отца, который отказался кормить его, так как «сам едва добывал себе хлеб». Никакой помощи инвалидам войны не оказывалось, поэтому Копейкин сам решил добраться до Петербурга и там просить милости у царя.

Прибыв в Петербург, Копейкин поселился в самом дешевом трактире и на другой день отправился к генералу-аншефу.

Почмейстер рассказывает о том, какая богатая приемная у этого вельможи, какой солидный швейцар стоит в дверях, какие важные просители его посещают, какой он сам величавый и гордый. Чиновники города N с почтением и любопытством внимают рассказу.

Дождавшись выхода генерала, капитан стал просить содержания, поскольку утратил здоровье в войне за отечество. Генерал-аншеф обнадежил его, сказав, что монаршая милость не оставит героев войны, но, так как пока нет распоряжения, то нужно подождать.

Радостный и счастливый, солдат решил, что скоро его участь будет решена в его пользу, и в тот вечер кутнул. Он сходил в ресторан, в театр, и даже было попытался поухаживать за встреченной им женщиной определенного поведения, но вовремя опомнился и решил сначала подождать обещанного пенсиона.

Читать еще:  Соблюдение правил гарантированный успех

Прошло несколько дней, а денег все не было. Почмейстер в красках рассказывает обо всех соблазнах Петербурга, об изысканные блюдах, которые недоступны Копейкину, но дразнят его глаза через витрину.

Капитан приходит к вельможе снова и снова, а деньги тем временем тают. А от вельможи он слышит только слово «завтра». Копейкин почти голодает, поэтому, отчаявшись, решается пойти к генерал-аншефу еще раз. Вельможа встречает его очень холодно и говорит, что пока государь изволит быть за границей, дело решено быть не может.

Разочарованный и обиженный, Копейкин кричит, что пока не будет распоряжения о пенсии, он не сойдет с места. На что генерал предлагает ему ехать к себе домой и ждать решения там.

Несчастный капитан, в отчаянии забывает себя и требует пенсии. Оскорбившись на эту дерзость, генерал-аншеф предлагает выслать капитана «на казенный счет». И после этого о судьбе несчастного солдата больше никто не слышал.

Вскоре после этих событий в Брянских лесах объявилась шайка разбойников, а капитан Копейкин, по слухам, был их главарем.

По мнению почмейстера, Чичиков был никем иным как капитаном Копейкиным.

Читать краткое содержание Повесть о капитане Копейкине. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Гоголь. Краткие содержания произведений

Картинка или рисунок Повесть о капитане Копейкине

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

Среди высоких сосен на опушке стоял старый дом. Из-за жары, которая шла из леса, дом полностью иссох. Воздух всегда был наполнен прекрасным ароматом цветов. Этот старый дом был целым миром и вдохновением для Чайковского.

Классик русской литературы описывает в своем произведении двух абсолютно разных людей находящихся на одной ступени в социальной иерархии царской России. Два помещика из провинции совершенно по разному относятся к своей жизни, к своим имениям и крепостным

Роман Толстого «Войн и мир» рассказывает о военных и довоенных, а также, послевоенных событиях девятнадцатого века. Главные исторические события – война Наполеона Бонапарта с Россией.

Произведение «Деревенский пожар» повествует нам о трагических событиях, произошедших в деревне Софонихе. Жарким июньским днем, когда все бабы и мужики работали в поле, в селении произошел пожар.

Капитан копейкин в мертвых душах читать

Центральное место в главе занимает «Повесть о капитане Копейкине». Цензурные претензии к этому сюжету, опасения, что он будет исключен из поэмы, заставили Гоголя внести определенные поправки в повесть, но отстоять ее. Без капитана Копейкина автор не хотел издавать «Мертвые души». Почему же «Повесть…» была столь дорога Гоголю?

Конечно, в ней был заключен обличительный социальный смысл: герой войны 1812 года, инвалид, остался без средств к существованию и ни у кого не встретил поддержки. Однако Гоголь пишет поэму, сатирическое начало которой не определяет всю тональность повествования; смех писателя не сводится к отрицанию, к тому же «Повесть…» помещена в предпоследнюю главу, а завершающие главы, о чем уже шла речь, представляют нам не столько реальную, сколько мифологизированную действительность. «Повесть…» многозначна по смыслу и выполняет несколько функций в поэме.

Сюжет о капитане Копейкине появляется на волне многочисленных слухов о Чичикове. Вопрос о том, «что за притча мертвые души?» волнует и тревожит всех. Фигура самого Чичикова начинает обнаруживать нечто новое, не умещающееся в пределы реальной действительности. Он слишком легко оперирует понятиями жизни и смерти, претендует на то, чтобы самому распоряжаться жизнью, решать, кого отнести к живому, кого — к мертвому. Понятие «мертвые души» именно в этом контексте приобретает зловещий оттенок, и не случайно современникам писателя казалось, что такого словосочетания нет в русском языке. Так, М. П. Погодин, хорошо знавший и любивший Гоголя, ставил вопрос именно таким образом, поясняя, что возможны лишь другие словосочетания: «Есть души ревизские, приписные, убылые, прибылые» . Погодин не мог не знать, что категория «душа» применялась и к крестьянам умершим и могла встречаться в соответствующих документах. Но он уловил, что в гоголевском тексте это словосочетание не умещается ни в одно из возможных определений, отдельно взятых, смысл его не локализован. Так и гоголевские герои не могли понять, что означают «мертвые души», а вместе с тем не могли смириться с собственным непониманием, не могли вернуться к прежней жизни, перестать задумываться над некими «притчами», которые преподносила жизнь. Все предположительные суждения о Чичикове — делатель фальшивых бумажек, похититель губернаторской дочки, переодетый разбойник, даже Наполеон — недостаточны для чиновников, ибо рассматривают Павла Ивановича в плоскости реальной жизни, и вопрос о том, что же означают «мертвые души», остается нерешенным. Восклицание почтмейстера в этом контексте: «Знаете ли, господа, кто это. Капитан Копейкин!» (VI, 199) — обещало совершенно новый угол зрения на героя, а для читателя и новый ракурс повествования, явно не сводимый к сатирическому. Почтмейстер же, прежде чем рассказывать историю Копейкина, формулирует некое жанровое умозаключение: «Да ведь это, впрочем, если рассказать, выйдет презанимательная для какого-нибудь писателя в некотором роде целая поэма» (там же). Можно сказать, что перед нами поэма в поэме, а, может быть, та мини-поэма, которая способна открыть смысл подлинной, грандиозной поэмы, первый том которой, по определению автора, представлял не более чем «крыльцо» ко всему «зданию» (XII, 46).

Историю капитана Копейкина рассказывает почтмейстер. Положение его в губернском городе при всей ординарности (он один из чиновников) по-своему исключительное. На свой лад эту особость толкуют чиновники: почтмейстеру не с кого брать взятки — «тут, конечно, всякой будет святой» (VI, 197). Но автор отмечает в нем и другое, относя его в разряд немногочисленных лиц, которые в исключительной ситуации, сложившейся в городе, «не потеряли присутствия духа» (там же). «Он один не изменялся в постоянно ровном характере и всегда в подобных случаях имел обыкновение говорить: „Знаем мы вас, генерал-губернаторов! Вас, может быть, три-четыре переменится, а я вот уже тридцать лет, сударь мой, сижу на одном месте»» (там же). Что означает выражение «в подобных случаях»? — назначение нового генерал-губернатора? Необъяснимые действия недавно прибывшего господина? И то и другое, и что-то третье, что может влиять на жизнь чиновников, но не изменяет жизнь как таковую. Можно сказать, что почтмейстер в этом городе — и свой, и чужой; и таков же, как все, и особый. «Сижу на одном месте» может означать неизменность его служебного положения, но и спокойную неизменность его собственной, частной жизни, неподвластной политическим и социальным катаклизмам.

Рассказывая историю капитана Копейкина, почтмейстер переживает «час необыкновенный» (так в свое время определил Гоголь, в одном из добавлений к «Ревизору», состояние чиновников, вызванное приездом в уездный город Хлестакова, принятого за ревизора). Он рассказывает историю, но и творит ее на глазах чиновников. Суть истории раскрывается благодаря тому стилю, в котором она излагается. Гоголь использует форму сказа; устная речь почтмейстера насыщена (может показаться, даже избыточно) разнообразными украшениями, «фигурами» речи; передается разговорная интонация, в которой сталкиваются различные голоса: имитируя их, почтмейстер свое отношение к излагаемому высказывает не прямо, а «прячась» за иными сознаниями (голосами).

Рассказ гоголевского почтмейстера в историко-литературном плане предваряет лесковский сказ, структура которого достаточно сложна. Е. Ф. Никишаев в свое время совершенно справедливо обратил внимание на то, что ирония почтмейстера обращена не на Копейкина (как на человека, занимающего более низкое социальное положение), а на тех, чьей помощи Копейкин ожидал; но и сам капитан, по мнению исследователя, не героизирован .

Форма сказа, к которой прибегает Гоголь, позволяет ему соединить и даже смешать различные культурные традиции. В речи почтмейстера народное, фольклорное слово соединено с литературным; простонародный обыденный взгляд соседствует с библейским. Так, как почтмейстер, рассказать эту историю мог бы какой-нибудь бойкий мужичок, хранящий в памяти фольклорные прибаутки, поживший в городе, наслушавшись разговоров образованных господ, почитав популярные книжечки, приспособившие библейские притчи для простонародного сознания.

Это не умаляет индивидуальности почтмейстера, скорее, напротив, свидетельствует о его литературной одаренности и остроте ума. Его слово пародийно, но пародия метит как в застывшую литературную форму, так и в самое жизнь, если та самодовольна и горделива. Ирония почтмейстера срывает благопристойный покров с того и другого. Копейкин отправляется к вельможе: «Расспросил квартиру. „Вон», говорят, указав ему дом на Дворцовой набережной. Избенка, понимаете, мужичья: стеклушки в окнах, можете себе представить, полуторасаженные зеркала, так что вазы и все, что там ни есть в комнатах, кажутся как бы внаруже: мог бы, в некотором роде, достать с улицы рукой; драгоценные мраморы на стенах, металлические галантереи, какая-нибудь ручка у дверей, так что нужно, знаете, забежать наперед в мелочную лавочку, да купить на грош мыла, да прежде часа два тереть им руки, да потом уже решишься ухватиться за нее — словом: лаки на всем такие — в некотором роде ума помрачение» (VI, 201).

Е. А. Смирнова отметила в тексте библейские ассоциации: уже в первых характеристиках, данных почтмейстером Петербургу («…в столице, которой подобной, так сказать, нет в мире. сказочная Шехерезада» — VI, 200), проступают, хотя и завуалированно, ассоциации с библейским Вавилоном, а нагромождение национальных обозначений в «Повести…» (с высоким коэффициентом восточных) напоминает о вавилонском смешении языков .

Принципиально задавая общечеловеческий масштаб изображаемого, Гоголь вместе с тем вносит в текст конкретные наименования. Копейкин потерял ногу «под Красным ли, или под Лейпцигом» (VI, 200). Комментаторы гоголевской поэмы отметили, что Копейкин был ранен в одном из решающих сражений кампании 1812–1814 гг. В сражении под Красным (близ Смоленска) 3–6 ноября 1812 г. русские войска нанесли отступавшей французской армии ряд серьезных ударов. В битве под Лейпцигом 4–7 октября 1813 г., получившей название Битва народов, союзные армии (русская, австрийская, прусская и шведская) нанесли окончательное поражение наполеоновской Франции. Вельможа в ответ на просьбу Копейкина советует дождаться императора. Александр I вернулся в Петербург в 1815 г., после взятия Парижа русскими войсками. Реалии тогдашнего Петербурга отыскиваются в тексте: это Гороховая и Литейная улицы; Палкинский трактир — дорогой ресторан; Милютинские лавки — магазины близ Гостиного Двора, в них торговали изысканным гастрономическим товаром. Но капитан Копейкин, русский инвалид, явившийся в столицу искать помощи, конечно, не исчерпан упомянутыми национально-историческими реалиями. Впору было бы читателю спросить: «Что за притча Капитан Копейкин?»

Читать еще:  Самые востребованные услуги в россии

Мы не знаем, как слушали чиновники рассказ почтмейстера, и не только потому, что автор ничего не говорит об этом. Мы подчиняемся целиком своеобразной энергетике речи почтмейстера — и губернский город с его проблемами отходит на задний план. Почтмейстер, смешав (а, может быть, органично соединив) в своей речи простонародное, литературное, библейское, становится выразителем своего рода серединного национального сознания, в котором «верхи» и «низы» одновременно и чужеродны, и понимают друг друга. Почтмейстеру Копейкин любопытен, капитан словно притягивает его к себе. Создается впечатление, что сюжет об этом герое, обездоленном, робком, настырном, комичном; мученике и разбойнике — все вместе, сюжет о нем пребывает в национальном сознании как некая константа, в которой преломились разнородные, но равноправные в ментальном контексте черты. Что же заложено, парадоксально переплетено в натуре и судьбе Копейкина? Геройство и уничижение, кураж и отчаяние, терпение и бунт. Вслушиваясь в рассказ почтмейстера, мы словно глядимся в зеркало, даже не желая того, противясь и будучи не в состоянии оторваться.

Копейкина вспоминают в сложную, критическую минуту. В поэме Гоголя именно в преддверии «Повести…» возникает своеобразный эффект национального ожидания. Пытаясь понять, «что за притча мертвые души», слышат рассказ о капитане Копейкине. Желая понять «притчу» о другом, на самом деле бессознательно догадываются, что странная история об экзотическом капитане (во всяком случае достаточно экзотично рассказанная) касается каким-то образом их самих. История Копейкина словно всплывает из глубин национального сознания — как притча, способная хотя бы отчасти приоткрыть тайну национального бытия. Пусть и не надолго, но объединяет всех слушателей. Герой, пришедший из войны 1812 года, из поры национального единения, на мгновение всех соединяет.

Вряд ли случайно эта история сопровождается жанровыми дефинициями — «повесть», «поэма», «роман», причем в истории видится не столько воплощенный роман, сколько его завязка: «Вот тут-то и начинается», — поясняет почтмейстер, приближаясь к рассказу о разбойничьей деятельности Копейкина, — «можно сказать, нить, завязка романа» (VI, 205). Открытым оказывается финал истории капитана Копейкина, как открыт сюжет романа нового времени, а также и итог национального ожидания.

Рассказ почтмейстера словно пробуждает и в других творческую способность к сюжетостроению. Расползаются слухи о Чичикове-Наполеоне, о Наполеоне-антихристе и о пророке, который «возвестил, что Наполеон есть антихрист» (VI, 206); Ноздрев в беседе с приехавшими к нему чиновниками сочиняет, а точнее, подхватывает увлекательные, авантюрные сюжеты о Чичикове — шпионе, Чичикове — делателе фальшивых бумажек, Чичикове — похитителе губернаторской дочки. Все понимают, что Ноздрев «понес такую околесину, которая не только не имела никакого подобия правды, но даже, просто, ни на что не имела подобия» (VI, 209), но из-под магической власти ноздревского слова не сразу могут выйти.

История о капитане Копейкине — своеобразная кульминация «толков, мнений и слухов», скрытый смысл ее не дается в руки. Предложив читателю эту загадочную историю, взглянув на губернский город (и Россию в целом) сквозь призму фантасмагорических, но заставляющих задуматься толков, мнений и слухов, автор не довольствуется формой опосредованно выраженного собственного отношения к происходящему и предлагает читателю размышление о судьбах человечества. Вновь появляется возможность, если не необходимость, пояснить свою творческую позицию. Допуская, что его укорят «в несообразности или назовут бедных чиновников дураками», автор напоминает, что и «во всемирной летописи человечества много есть целых столетий, которые, казалось бы, вычеркнул и уничтожил как ненужные» (VI, 210); «текущее поколение… смеется над неразумием своих предков, не зря, что небесным огнем исчерчена сия летопись…» (VI, 211). Так развертываемый автором сюжет поэмы может показаться кому-то ненужным, странным, лишенным смысла. Не сразу и не всем открывается истина, освещается немеркнущим светом путь. Чем более абсурдны события — допускает автор — тем скорее они затронут задремавшего человека. Здесь по-своему обнажен творческий метод писателя. Необычное и странное требуют разгадки. Художник оказывается неким проводником, направляющим человечество на тот «прямой путь», который ведет «к великолепной храмине, назначенной царю в чертоги» (VI, 210). Этот путь может быть открыт человечеству, несмотря на «искривленные, глухие, непроходимые, заносящие далеко в сторону дороги» (там же), которые человечество же необдуманно избирает.

Капитан Копейкин характеристика и образ в поэме Мертвые души

Образ капитана Копейкина в данном произведении вызывает множество споров. Одни считают, без него повествование не будет интересным, а другие наоборот, что его появление не играет никакой роли.

Капитан, в прошлом военный офицер, получил травму на войне, потеряв руку и ногу. Средств к существованию у него нет, денег от государства он не получает. С просьбой о субсидии Копейкин отправляется на встречу с Царем в Санкт-Петербург. Приехав в город, он узнал, что существует комиссия, которой заведует генерал, по решению таких вопросов. Капитан пришел туда, но оказалось, что он не один с такой проблемой хочет помощи от государства. Получив от генерала обещание, что государь его примет и отдаст положенные субсидии, капитан идет в ресторан и там тратит большую часть своих сбережений. Пока он ждет приезда Царя, у него совсем заканчиваются деньги, ему приходиться голодать. Копейкин снова идет к генералу просить о встрече с государем. Генерал разозлившись, предлагает капитану деньги, чтобы вернуться домой и не тратить свое время в Петербурге. Он соглашается, но при этом исчезает по дороге домой.

Спустя некоторое время прошли слухи, что некая банда разбойников, под предводительством самого капитана Копейкина занимается грабежом и воровством.

Конечно, Копейкин сначала был простым гражданином, честно служил на благо своего государства. Но, став инвалидом, и серьезно подорвав свое здоровье, он надеялся, что государство его не бросит, обязательно поможет. В реальности все оказалось наоборот. И это привело его к негодованию и агрессии на всех и все, что его окружает.

Писатель раскрывает капитана сначала с одной стороны, решительным, и требующим беспрекословного исполнения его просьбы. Он твердо стоит на своем, постоянно напоминая о себе и о том, чем он пожертвовал ради своего государя. Но с другой стороны, от социальной несправедливости и унижения, разгневавшись на все вокруг, он начинает заниматься преступными действиями, грабить и воровать. Капитан считает, что это верный путь к решению не только его проблемы, но и общества в целом.

На самом деле это ни как не влияет на мир вокруг и отношение к людям с такой проблемой как у Копейкина. Все зависит от самого человека, его воспитания, умения чувствовать и сострадать, быть отзывчивым и справедливым.

Сочинение про Копейкина

Капитан Копейкин это персонаж так называемой вставной новеллы в повести Мертвые души. Этот геройский офицер воевал в 1812 году, при этом лишился руки и ноги. Новелла, в которой читатель знакомится с образом Копейкина, является вставной, а поводом для нее послужила ситуация, в которой обсуждается некий Чичиков. Историю рассказывает персонаж «Мертвых душ» Почтмейстер. Эта вставная новелла является связующим звеном между всеми поднимавшимися темами, которые обсуждали чиновники. Убийство, фальшивомонетчик, беглый преступник. В некотором роде новелла это так называемый ключ «Мертвых душ», некая разгадка текста.

Капитан получил ранение под Лейпцигом, после чего был признан инвалидом. Отец один не может содержать сына инвалида. Копейкин отправляется в Петербург, чтоб просить милости царской. Но, в городе его ждало разочарование после визита к министру, Копейкин только надеется, но надежда ложная. После очередного визита в надежде получить помощь в министерстве, Копейкин услышал только слова – ждите.

Изначально образ Копейкина имеет значение случайное, вставное. Его звание капитана приравнивалось к чину титулярного советника. В этом есть некое объединение бедного Копейкина с некоторыми героями повести Гоголя «Записки сумасшедшего». Копейкина отличает от многих персонажей, а именно военных инвалидов то, что он дворянин и офицер. Возможно, герой новеллы является разбойником, но он полон благородства и это придает его образу больше трагедии.

Гоголь преподносит читателю Копейкина с двух сторон. Безжалостная власть и холодный Петербург собираются растоптать Капитана, но Копейкин не сдается, а наоборот отстаивает свои права. Герой не ведет себя пассивно, он требуется скорейшего исполнения его претензии. Для того, чтоб показать государству чего он стоит, Копейкин выбирает бунт против него. Копейкин начинает заниматься разбоем, ему кажется, что этот путь поможет решить проблему социальной справедливости.

Капитаном Копейкиным движет гнев на государство и некая зависть. Герой может, есть просто огурец с хлебом или в ресторане котлеты и трюфеля, арбуз, а потом ищет, кто бы смог заплатить сто рублей. Все это есть производная страсти героя к копейке, и эти страсти сгубили Капитана, сгубили его душу.

Критики и специалисты в области литературы до сих пор не понимают, чем так была важна эта повесть, возможна она, должна была открывать некоторые детали продолжения «Мертвых душ», которое Гоголь так и не завершил.

Капитан Копейкин характеристика и образ в поэме Мертвые души

Несколько интересных сочинений

Творчество Маяковского нельзя назвать однозначным. Довольно условно творчество можно разделить до революции и после революции. После переезда в Москву из Грузии, он попадает под влияние членов РСДРП

Источником счастья для большинства людей, проживающих на нашей планете, является счастье близких людей. Такие люди, которые желают видеть улыбки на лицах окружающих, как правила добры от природы.

В 1987 году А. Куприн выпустил интересную, поучительную, реальную историю. Её название сразу даёт нам понять, о каком главном герое пойдёт речь. Это не обычный доктор. Время, описанное в произведении,

Моя бабушка заставляет меня кушать по утрам кашу. Она говорит, что завтрак является очень важным для организма. Благодаря завтраку у меня будет много сил и энергии на протяжении всего дне

Просыпаюсь я обычно рано около 7 часов утра. Заправляю кровать, умываюсь и делаю зарядку. После этого завтракаю и отправляюсь в школу.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector