0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Константинопольский патриархат и программа россии

Константинопольский Патриархат и программа России

В наше время многое меняется на политической карте мира. Впервые за долгие годы на смену продолжателям дела Ататюрка, основателя современного турецкого государства, пришла исламская Партия справедливости и развития. Она тоже декларирует приверженность светским принципам устроения Турции, но очевидно, что и в Турции происходят перемены. Известный турецкий писатель и публицист Халдун Танер писал: «Что мы, турки, собой представляем? Некое странное среднее между феской и шляпой. Узел, средоточие противоречий между восточным мистицизмом и западным рационализмом, часть одного и часть другого».

Как бы рука турка ни потянулась снова за феской, запрещенной Ататюрком в 1925 году. Непонятно, как скажется такая перемена курса на процессе вхождения Турции в Объединенную Европу. Турция является членом НАТО, страной правили долгие годы военные, и власть эта была светская и прозападная, но в стране очень сильны антизападные и особенно антиамериканские настроения. А последнее время Восточная авантюра сделала Турцию мировым изгоем. И усилиями западного мира разорваны добрососедские отношения с Россией и казавшиеся прочными экономические связи.

Если неясно будущее Турции в составе Европы, то будущее Константинопольского патриарха не представляется загадочным. Ему придется выдерживать давление со стороны турецких властей. Не так давно патриарха уже вызывали в прокуратуру для дачи показаний в связи с его официальными заявлениями о том, что Константинопольская патриархия имеет вселенский статус. А Константинопольская патриархия, которой разрешено пребывать на территории Турции, является объектом местного права, и Патриарх Варфоломей может быть привлечен к ответственности по уголовному делу на основе статьи 219 турецкого УК — «халатность при исполнении обязанностей священнослужителя», которая предусматривает тюремное заключение на срок от одного месяца до года. Не следует придавать большого значения опасности тюремного заключения для патриарха, но, надо отметить, что турецкие власти действуют вполне законным путем, и патриарху будет нелегко отстаивать свой титул, потому что он не имеет никаких (кроме исторических) оснований для пребывания на территории Турецкий республики.

Исторические основания всем ясны: когда-то Малая Азия принадлежала Византийскому православному царству. Но в 1453 году Византия, измученная внутренними распрями и церковными интригами с католиками, пала. Хотя церковь от этого особенно не пострадала, а в материальном смысле даже выиграла, так как Константинопольский патриарх стал этнархом, впрочем, как и главы армянский, еврейской и других общин. То есть патриарх стал обладать, кроме церковной, еще и светской властью над многочисленным греческим народом на всей территории Османской империи. Но в ΧΙΧ веке отношения между турецкой властью и церковью начали портиться, потому что некоторые патриархи поддерживают освободительную борьбу греческого народа. И совсем уже портятся отношения, когда после окончания Первой мировой войны Турция была оккупирована Англией, Францией, Италией и Грецией. В то время тогдашний Константинопольский патриарх Мелетиос Метаксакис, печально известный в православном мире как реформатор, объявил, что Константинопольская Церковь уже не принадлежит Османской империи, а относится к Греции. В этот же период у греков вызрела идея, согласно которой Стамбул должен был стать для них «Новыми Афинами». Для ее осуществления они хотели использовать войска Антанты, полагая, что оккупация имперской столицы будет лишь временной, а после вывода войск столица станет греческой. Но в результате кровопролитной войны победу одержали кемалисты, сторонники Ататюрка, греков изгнали с территории Турции, поменяв их на элладских турок, история Османской империи закончилась и началась история светской республики Турция. В порядке обмена в феврале 1923 года из Стамбула-Константинополя был удален патриарх Константин VI, и история Константинопольского Патриархата фактически закончилась, к тому же на территории Турции осталось несколько тысяч православных греков. Но западные политики почувствовали пользу, которую можно извлечь из присутствия греческого патриарха, обремененного титулами, но лишенного паствы, в мусульманском городе Стамбуле и через несколько месяцев добились избрания нового патриарха — Василия ΙΙΙ.

«После этого состоялось подписание Лозаннского мирного договора, где турецкая делегация настояла на том, чтобы Константинопольский патриарх оставался лишь руководителем православной общины в Турции и не распространял свою юрисдикцию на иные страны, на что было получено согласие Англии и ее союзников по Антанте. Это зафиксировано в протоколах договора. Новые республиканские руководители Турции не хотели, чтобы мировые державы из-за патриарха вмешивались во внутренние дела их страны, в то же время, они не хотели, чтобы Константинопольский (Стамбульский) патриарх вмешивался в жизнь других стран и обществ. Это закреплено и международными договорами, и внутренним законодательством нашей страны, — говорит Дениз Берктай, собственный корреспондент турецкой газеты «Джумхуриет» («Республика») на Украине. — Газета была учреждена одним из соратников основателя нашей республики Мустафы Кемаля (Ататюрка) — Юнусом Нади — и придерживается политики Ататюрка, который создал именно светское, а не религиозное государство на территории Турции. По Лозаннскому же договору турецкое руководство не вмешивалось в дела фанарской общины при условии невмешательства ее Предстоятеля в жизнь других стран и Православных Церквей».

Несомненно, западные «друзья» православия менее всего заботились о церкви и конечно, уж не чаяли и не чают возвращения христианства на территорию Малой Азии. Московский протоиерей Всеволод Шпиллер писал в 1953 году: «Что касается положения его (Константинопольского патриарха) в Турции, то есть в его диоцезе, то оно в результате этой игры катастрофически ухудшилось, и он, в сущности, едва остался в Константинополе. Зато образовавшиеся еще в прошлом столетии связи с Антантой (во время русско-турецких войн) сильно укрепились, особенно по масонской линии. На эти связи Константинопольский патриарх и пробовал опереться в притязаниях своих в этот период». Не мечтали западные «друзья» о том, чтобы когда-нибудь вновь началась в Святой Софии церковная служба. Как мечтают об этом греки и другие православные народы. Они поняли, какую пользу могут извлечь из создания управляемого православного Ватикана на территории Турции. И «Ватикан» не замедлил, и тут же начал действовать. Например, в 1924 году против православия в России, когда патриарх Григорий VII даже приглашался большевиками на место якобы низложенного патриарха Тихона. Позже хозяйничать в этом историческом центре православия начали американцы.

После Второй мировой войны отношения между СССР и Турцией заметно ухудшились. В то время позиции руководителей турецкой республики совпадали с позицией США. Когда в СССР изменилась политика государства в отношении Церкви, и был избран новый патриарх, на Западе это было расценено как новый путь усиления влияния СССР на Европу и Восток. Тогдашний Константинопольский патриарх Максим V положительно отозвался о греческих коммунистах, за что был обвинен в дружбе с Советским Союзом и пропаганде коммунизма. Поэтому руководство Турции и США принудило его во избежание конфликтов оставить свой пост.

И тогда же, в 1949 году, новым Константинопольским патриархом был избран архиепископ Афинагор, управляющий православными приходами в США. После избрания он на личном самолете президента США Гарри Трумэна прилетел в Турцию и тотчас получил гражданство. В одном из своих интервью Афинагор открыто сказал о себе как о религиозной «составляющей доктрины Трумэна», направленной против распространения влияния СССР и коммунизма на Ближнем Востоке и в Европе. После этого американские политики стали вмешиваться в дела Турции и Константинопольского Патриархата, акцентируя внимание на титуле «вселенский» для усиления влияния патриарха на православные общины Европы и Ближнего Востока, проведения своей политики. То есть, по сути, они использовали Константинопольский (Стамбульский) Патриархат как базу для проталкивания своих интересов на Ближнем Востоке и в Европе.

Был такой случай. В 1967 году турецкое правительство хотело проверить финансы Константинопольского (Стамбульского) Патриархата. Как раз США тогда собирались передать Турции два военных корабля и условием их передачи поставили прекращение всех финансовых проверок Патриархата. Что правительство и сделало. Об этом написано в мемуарах тогдашнего министра иностранных дел Турции Ихсана Сабри Чаглаянгиля. Сейчас происходит поворот в сознании влиятельных кругов Турции в отношении к США. Всем стало очевидно, что они претендуют на должность мирового жандарма. Причем хотят использовать эту должность в своих интересах. Уже ни для кого не секрет, что могущество США держится на ничем не обеспеченных бумажках стоимостью в несколько пенсов. И чтобы люди принимали эти бумажки за стодолларовые, нужно хорошенько пригрозить клиенту кулаком. Но приходит время, когда многим народам и государствам это перестало нравиться.

В отношении Константинопольского патриарха наша страна и особенно Русская Православная Церковь находятся в двусмысленном положении. С одной стороны, он является предстоятелем поместной Православной Церкви, с другой — все более увлекается политикой, и политикой антирусской. Для этого он старается играть на нездоровом национализме греков, на бредовой великой идее создания греческого государства в границах Византийской империи. Увлечение этой идеей уже привело греческий народ к катастрофе 1923 года, когда после провала операции по захвату Константинополя и других районов Турции он был вынужден покинуть Малую Азию. Антирусскими настроениями продиктованы и высказывания патриарха о теории «Москва — Третий Рим», как безумной идее, вмешательство в дела Русской Православной Церкви в Эстонии, Англии и на Украине. Константинопольский патриарх считает, что древняя Киевская митрополия — его юрисдикция! «Такая деятельность Константинопольского (Стамбульского) Патриархата вредит имиджу Турции, осложняет наши международные отношения. Мы не хотим, чтобы на территории Турецкой республики находился центр провокаций против православных стран Европы», — говорит Дениз Берктай в интервью газете «Украина Православная».

Сегодня в православном мире значительно обострилась ситуация в связи, с так называемым вселенским собором. Во-первых, собор этот собирается безо всякой необходимости, а в древности не созывались соборы без насущной необходимости, тем более вселенские. Во-вторых, обострение отношений между Востоком и Западом недвусмысленно говорит о том, что собор этот «политический». В-третьих, сегодня разве ребенок не знает о том, что Константинопольский Патриархат курируется США. И все знают об интересах США в отношении России

Патриарх Варфоломей заманил Православные Церкви, и, в первую очередь Русскую, в своеобразную ловушку. Казалось бы вечные разговоры о соборе будут продолжаться не одно столетие, и все согласились на проекты документов, которые, грубо говоря, «по-византийски» подсунули Поместным Церквям. И все не вчитываясь, и не думая о последствиях, охотно их согласовали, не рассчитывая на их применение. Затем, Константинопольский Патриархат вполне «по-византийски» заявил, что раз проекты согласованы бюрократами, то они пойдут в дело вне зависимости передумали участвовать в соборе Поместные Церкви или нет. Собор же нужен Константинопольскому патриарху для того, чтобы де-факто утвердить себя в роли главы вселенской Православной Церкви, то есть восточного папы, что никогда не признавала ни Русская Православная Церковь, ни другие Поместные Церкви. Сатанинский характер подобной экклесиологии всем ясен. Понятно, зачем это нужно США: удар по Церкви — удар по России. Избежав, участия в подобном соборе наша Церковь избежала раскола. Но, программа продолжается.

Очевидно, прицелились «византийцы» и американцы в Украину. Взрыв безумного национализма, любимого орудия Запада, приведет к безумию церковному. Часть украинских клириков с радостью, чтобы избавиться от москалей устремится под омофор Константинопольского патриарха как «митрополиты Понтийский, Асийский и Фракийского округа». И кроме того согласны будут «епископы у иноплеменников вышеупомянутых округов» поставляться «от вышеупомянутого святейшего престола святейшей константинопольской церкви» (28-й канон 4-го Вселенского собора). Когда нужно достичь политического результата, то можно выступить как ревнители древних уставов. Чтобы разделаться с «варварами» из России можно вспомнить и о милой греческому сердцу «пентархии», согласно 28-му правилу Четвертого собора (римская церковь там упоминается, а русской-то нет).

Читать еще:  Выплаты которые полагаются сотрудникам

Игра на ущемленном греческом национальном чувстве занимает не последнее место в антирусском и фактически антиправославном ансамбле. Увы, греки демонизируют турок и не могут понять, что причина византийской катастрофы лежит не в турках, а во внутренних грехах: униатстве, раздорах и т.д. В этом смысле Россия, пережившая подобную катастрофу, но покаявшаяся и сумевшая обратить в Православие значительное, если не подавляющее количество татар и монголов и не зациклившаяся на поруганном национальном чувстве, явила себя как Третий Рим, ни звука о котором не желает слышать современный грек. И идея восстановления Второго (ветхого) Рима руками незадачливых «варваров» из России давно уже обитает в греческих умах. На нее и пытаются опираться политики из Константинополя и стоящие за ними силы.

Для русских, извечно лишенных хитрых дипломатов, отстаивающих национальные интересы, остается стояние в Истине и за правду, следуя словам великого русского святого Александра Невского. И такая программа никогда не подводила Россию.

Константинопольский патриархат и программа россии

Русская православная церковь (РПЦ) разорвала евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Такое решение принято по итогам заседания Священного синода РПЦ, продолжавшегося почти шесть часов. Синод под председательством Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла и с участием митрополита украинской православной церкви (Московского патриархата) Онуфрия впервые прошел за пределами России — в Минске.

Константинопольский (Вселенский) патриархат находится в расколе, объяснил журналистам председатель отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион. Основанием для такого вывода стали последние решения Константинопольского патриархата, уточнил он.

11 октября синод Константинопольского патриархата подтвердил свое намерение предоставить автокефалию украинской церкви, а также отменил решение 1686 года, которым Константинопольский па​триарх Дионисий передал Киевскую митрополию в управление Москве, — то есть тем самым признал Украину своей канонической территорией. Синод также установил каноническое общение с двумя украинскими церквями, не признаваемыми РПЦ, — Украинской православной церковью Киевского патриархата (УПЦ КП) и Украинской автокефальной православной церковью (УАПЦ). Таким образом, с патриарха УПЦ КП Филарета (Денисенко) была снята анафема, наложенная РПЦ.

«Принятие в общение раскольников», «посягательство на чужие канонические уделы», «попытка отречься от собственных исторических решений и обязательств» выводят Константинопольский патриархат за пределы канонического поля и делают невозможным продолжение евхаристического общения с его иерархами, духовенством и мирянами, говорится в итоговом заявлении Священного синода РПЦ.

В нем также приводится подробная аргументация того, почему решения Константинополя, принятые 11 октября, нарушают православные каноны, и оспариваются претензии Вселенского патриархата на то, чтобы считать своей канонической территорией Украину.

«Провозглашаемое Константинополем» учение в заявлении называется «ложным», а действия патриархата «беззаконными». Вместе с тем в нем ни разу не упоминается слово «ересь» и его производные. «Вступление в общение с уклонившимися в раскол, а тем паче отлученными от Церкви равносильно уклонению в раскол и сурово осуждается канонами Святой Церкви», — говорится в документе.

До решения синода РПЦ разрыв канонического общения назывался представителями церквей и экспертами крайней мерой, на которую может пойти Москва в ответ на действия Вселенского патриархата. Хотя звучали и более радикальные предложения. Так, член синодальной Библейско-богословской комиссии Московского патриархата протоиерей Андрей Новиков в связи с решениями Константинополя по Украине предлагал созвать в Москве чрезвычайный Всеправославный собор для низложения патриарха Варфоломея и членов его синода.

Евхаристическое общение — каноническое единство церквей, возможность для их последователей беспрепятственно участвовать в таинствах в другой церкви. Разрыв евхаристического общения — запрет на принятие таинств другой церкви. После разрыва евхаристического общения прекратятся совместные богослужения РПЦ и Вселенского патриархата, прихожане РПЦ не смогут причащаться и совершать таинства в храмах Константинопольского патриархата, пояснил Иларион. ​

Заявление РПЦ о расколе с Константинополем привело к появлению «двух враждующих православных миров», говорит сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин. «Московский патриархат реализовал свою угрозу. Это уже полный разрыв общения между двумя патриархатами», — отметил он.

Разрыв евхаристического общения возможен по разным причинам и не обязательно связан с обвинением другой церкви в ереси, пояснил РБК вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. Например, в данном случае решение было принято в связи с несоблюдением Константинополем канонов. Крайней мерой стало бы предание патриарха Варфоломея анафеме, говорит он. «Это пока единственное отличие нынешнего «раскола» от Великой схизмы, которая разделила католиков и православных», — говорит Макаркин. Тогда, напоминает эксперт, Византийский патриарх и папа римский взаимно анафемизировали друг друга (анафемы были сняты только в 1965 году). Макаркин считает, что предание анафеме Варфоломея — это пока нереалистичный сценарий.

Лункин считает, что текущий разрыв отношений не похож на тот, что временно произошел в 1996 году из-за Эстонии. «Сейчас и политические обстоятельства, и церковное воздействие совершенно другие. Тогда сравнительно быстро пришли к компромиссу, при этом сейчас в Эстонии сохранились структуры как Московского, так и Константинопольского патриархата. Тогда РПЦ, получается, пошла на уступки, все-таки не стала ставить условием уход Константинопольского патриархата из этой страны, но тогда не было проблемы раскольников. В настоящее время накал политических страстей намного выше, это видно и по заявлениям Порошенко, и по обсуждению в российских СМИ», — пояснил Лункин.

Не первое прекращение общения

Выступая перед журналистами, митрополит Иларион напомнил, что евхаристическое общение РПЦ со Вселенским патриархатом уже прерывалось из-за событий в Эстонии. В 1996 году патриарх Варфоломей принял Эстонскую апостольскую православную церковь под свою каноническую юрисдикцию. После чего Священный синод РПЦ под председательством патриарха Алексия постановил приостановить каноническое и евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. До 2001 года патриархаты провели несколько раундов переговоров, им удалось урегулировать отношения и общение было восстановлено.

Как это скажется на посещении Афона?

Уже после заседания синода пресс-секретарь Патриарха Московского и всея Руси Кирилла священник Александр Волков заявил, что верующие РПЦ не смогут молиться на расположенной в Греции горе Афон, так как «Афон является канонической территорией Константинопольского патриархата со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Гора Афон пользуется популярностью у российских политиков. Президент России Владимир Путин был на Афоне как минимум дважды — в 2005 и 2016 годах, несколько раз там бывал премьер Дмитрий Медведев. Кроме того, по данным СМИ, Афон посещали экс-глава Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, вице-губернатор Санкт-Петербурга Игорь Албин (Слюняев) и другие чиновники петербургской администрации.

Российские меценаты принимали активное участие в реставрации Свято-Пантелеимонова монастыря. Однако религиовед Лункин допускает, что прихожане РПЦ смогут посещать монастыри и старцев Афона: ​ «Афон — отдельная монашеская республика. По решению самих монастырей православные верующие смогут посещать Афон и афонских старцев».

Епархии и приходы, которые подчиняются Константинопольскому патриархату, есть и в других странах, например в Турции (на нее приходится шесть епархий и десять монастырей), Западной Европе, Южной Америки. В каноническую территорию также включены некоторые храмы в Австралии, Сингапуре и даже в Таиланде. Верующие РПЦ не смогут причащаться или приходить на богослужения во все храмы Константинопольского патриархата, подчеркнул Волков.

Епископ ушедшей империи

Слова «Вселенский патриарх» звучат завораживающе. В переводе с сакрального это «самый главный». Может ли на это претендовать Константинополь?

Сергей Худиев: Когда-то, в средние века, Константинополь был центром цивилизованного мира, славнейшим — славнее не было на Земле — городом. Город городов, наши предки называли его Царь-градом. Это был абсолютный центр не только для жителей Римской империи — для жителей всего тогдашнего мира. Слово «вселенная», «ойкумена» означало для жителя Восточной Римской империи мир, который существовал в границах этой империи. Отсюда и этот высокий титул — «Вселенский патриарх». Епископ Константинополя, естественно, воспринимался как главный епископ империи и обладал «первенством чести». Но это не означало какого-то принципиально иного статуса — он был первым среди равных.

Сергей Худиев: С тех пор прошло очень много времени. Мы знаем, что Восточная Римская империя, которую потом назовут Византией, пришла в упадок и в конце концов была завоевана турками. Турки дали определенное самоуправление греческой православной общине. И оставили Константинопольского патриарха ее лидером. Но в 20-е годы XX века греки предприняли неудачную попытку восстановить империю, проиграли войну с Турцией — и это привело к массовым депортациям греческого населения. Константинопольскому патриарху удалось остаться в Константинополе с огромным трудом и почти без паствы. Сегодня в Стамбуле живут около 100 греков.

На этих 100 стамбульских греках все не кончается. У него есть еще приходы — в Соединенных Штатах, в Греции. Но великого, грандиозного статуса, который был у Константинопольского патриарха во времена Восточной империи, сегодня нет. Сейчас это епископ очень небольшого квартала в Стамбуле, полностью находящийся под турецкой властью. Однако патриарх Варфоломей, вспоминая то положение, которое было у епископа Константинопольского в эпоху расцвета самого Константинополя, пытается к нему апеллировать. Ему кажется, что он есть глава православного мира вообще. И все должны ему подчиняться.

По аналогии с Папой Римским?

Сергей Худиев: Да, у католиков, так сложилось исторически, Церковью управляет Папа. И он рассматривается как своего рода монарх, духовный глава всех католиков. В Православной церкви сложилась другая система управления. Существует пятнадцать патриархатов, каждый из которых обладает полномочиями внутри своей поместной церкви. Патриархи равны между собой. У каждого патриархата есть своя каноническая территория. И правила Православной церкви запрещают епископу входить на чужую каноническую территорию. Епископ Москвы, например, не может вмешиваться в дела епископа Санкт-Петербурга. Очень важный пример незыблемости этого правила показывала русская Церковь после войны 2008 года, когда югоосетинские православные приходы попросились в Московскую патриархию. Но Москва отказалась их принять, чтобы не нарушить каноническую территорию Грузинской церкви. Но Константинополь почему-то решил, что может прийти на каноническую территорию другого патриархата — Московского.

При том, что Константинопольский патриархат всего лишь «один из» православных патриархатов, никак ни над кем не возвышающийся?

Сергей Худиев: Да. Его когда-то чрезвычайно высокий статус, заданный столичным статусом Константинополя — анахронизм. Этой империи давно нет. И если даже начать искать ближайший аналог православной империи, то во всяком случае не в Турции.

Но «епископ одного стамбульского квартала» хочет создать «автокефальную украинскую церковь».

Сергей Худиев: Да. И здесь надо прежде всего отметить, что все движение за «автокефалию для украинской церкви» было инициировано и раздуто светскими властями. Каноническая Украинская православная ни о чем подобном не просила и не просит. Среди людей, которые борются за автокефалию, очень немного хотя бы формальных членов Церкви. Среди борцов за автокефалию для украинского православия — люди, которые определяют себя как униаты, протестанты, атеисты и кто угодно еще. Это чисто политический проект. Его главная цель — подавить каноническую Украинскую православную церковь, законно связанную с Московским патриархатом. Это враждебность украинских националистов. Национализм принципиально враждебен христианству и Церкви. Он постулирует «Украина понад усе», а для христианина конечно, «надо всем» — Христос. Националистическое приветствие «Слава Украине» — сознательная пародия на традиционное для украинцев благочестивое приветствие «Слава Иисусу Христу». Националистов устроила бы своя карманная националистическая церковь. У них есть так называемый «Киевский патриархат», иначе известный как «Филаретовский раскол», но он не признан в православном мире. С помощью патриарха Константинопольского они надеются получить признание. А патриарх Варфоломей, имеющий не слишком многочисленную паству, грубо говоря, хочет, чтобы под ним было больше народу. И именно поэтому, я думаю, он пошел на соглашение с украинскими националистами. Их интересы пересеклись.

Читать еще:  Напольное покрытие для комнаты ковролин

Русская православная церковь во время Грузино-осетинской войны повела себя, как должно вести себя Церкви, если это настоящая Церковь. Константинополь и украинские раскольники с политической примесью ведут себя так, как в Церкви себя не ведут.

Сергей Худиев: Что касается украинских политиков, то это обычные макиавеллисты, что от них еще ожидать. Но вот поведение патриарха Варфоломея пока разочаровывает. Он-то все должен знать куда лучше, чем наэлектризованные украинские националисты.

Константинополь вдруг заговорил о недостаточности исторических оснований для когда-то выбранной Русской православной церковью независимости от Константинополя.

Сергей Худиев: Она была выбрана 300 лет назад. И 300 лет все исторические основания были, а сегодня стали сомнительными?

Насколько ресурсна Константинопольская патриархия? Украина для нее «лакомый кусок»?

Сергей Худиев: Все достаточно прозрачно: у Константинополя мало приходов, он хочет увеличить их число, и Украина очень — очень лакомый кусок. И прежде всего бросается в глаза вопиющая неэтичность поведения патриарха Варфоломея по отношению к его собрату, митрополиту Онуфрию. Он признавал его в качестве собрата епископа — а теперь обращается с ним и его паствой как с пустым местом, посылая своих экзархов без всякого с ним согласования. Для человека, претендующего на то, чтобы быть добрым пастырем всего православного мира, это просто немыслимо.

Константинополь решится дать томос украинским раскольникам?

Сергей Худиев: Какое-то — совсем небольшое время — назад я бы сказал, что патриарх Варфоломей не пойдет на такой безответственный шаг. Но сейчас уже видно, что он может так поступить. Другое дело, что нет структуры, которая может получить этот томос. Кто-то должен созвать собор различных украинских расколов и создать ее. Поэтому пока неясно, как будут развиваться события.

Если Константинополь постарается легитимизировать украинских раскольников.

Сергей Худиев: Это приведет к резкому усилению давления на каноническую Украинскую православную церковь. Раскольники и так демонстрировали по отношению к ней крайнюю враждебность.

И две великих лавры могут попытаться отобрать у канонической Церкви?

Сергей Худиев: Кого только не было в наших великих лаврах — и большевики, и фашисты. Но не будем забывать, что «врата ада не одолеют Церковь».

Еще один патриарх отвернулся от РПЦ

Предстоятель Русской церкви перестанет поминать за богослужением Александрийского папу

Патриарх Александрийский и всей Африки Феодор II совершил поминовение за богослужением предстоятеля Православной церкви Украины (ПЦУ) митрополита Киевского Епифания (Думенко), сообщил греческий медиаресурс Romfea.gr. Вскоре канцелярия Александрийской церкви сделала официальное объявление о признании ПЦУ.

Со своей стороны, представитель ПЦУ архиепископ Евстратий (Зоря) подтвердил новость, сделав вывод, что Александрийский патриархат тем самым признал украинскую автокефалию. «Сегодня, 8 ноября, патриарх Александрийский и всей Африки Феодор II во время литургии в день Собора Архистратига Михаила (по новому стилю) в храме в его честь в столице Египта во время Божественной литургии поминал имя митрополита Киевского и всея Украины Епифания как предстоятеля автокефальной Православной церкви Украины… Таким образом Александрийский патриархат присоединился к числу церквей, признающих автокефалии Православной церкви Украины», — написал архиепископ Евстратий на своей странице в соцсети.

Таким образом, уже третья церковь, считая Константинопольский патриархат и Элладскую архиепископию, легитимизировала ПЦУ. Совсем недавно состоялся внеочередной Синод Московского патриархата, который объявил о прекращении евхаристического общения с главой Элладской православной церкви архиепископом Иеронимом II. Греческий архиепископ ранее направил приветственное послание митрополиту Епифанию, а до того Синод Элладской церкви признал право Константинопольского (Вселенского) патриарха Варфоломея даровать украинцам автокефалию.

7 ноября в интервью «Комсомольской правде» глава Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) заявил, что Константинопольский патриархат угрожал отнять у Элладской церкви часть ее епархий в случае, если она не признает Православную церковь Украины. По его словам, Элладская церковь не является в полном смысле автокефальной, поскольку «очень сильно зависима от Константинополя, у нее нет собственных внешних связей и собственной внешней политики».

Отметим, что руководство всех трех юрисдикций, признавших автокефалию ПЦУ, составляют этнические греки. Остался еще один патриархат – Иерусалимский – который возглавляет грек по происхождению. С негреческими церквами, например, Болгарской и особенно Румынской, у РПЦ не безупречные отношения, однако эти юрисдикции имеют свои счеты и к Вселенскому патриархату. Например, румын не устраивает точка зрения Константинополя, согласно которой поместные церкви не имеют право окормлять свои этнические диаспоры за рубежом.

Вероятно, в скором времени Московскому патриархату придется собирать новый внеочередной и экстренный Синод, чтобы осудить Александрийского патриарха и сделать ему «внушение». Между тем епископы РПЦ и так уже в 2019 году побили рекорд по числу экстренных собраний.

Представители РПЦ отреагировали на действия Александрийской церкви. Они предполагают, что патриарх Московский и всея Руси Кирилл перестанет упоминать Феодора II за богослужением. «Русская православная церковь глубоко опечалена информацией о решении Александрийского патриарха Феодора признать Епифания Думенко в качестве руководителя «Православной церкви Украины» и поминовением его имени в диптихах Александрийской церкви. Это означает, что поминовение имени Александрийского патриарха не сможет продолжаться при совершении патриарших богослужений в Русской православной церкви», — сказал «Интерфаксу» в пятницу замглавы синодального Отдела внешних церковных связей протоиерей Николай Балашов.

«Хотел бы я сказать, что это не так, но, думаю, что нижеприведенные рассуждения во многом точно описывают ситуацию. По крайней мере, в части пастырского попечения о наших прихожанах в Африке. Где есть и наши священники, но ранее они служили под омофором Александрийского Патриарха. Видимо, ситуация может измениться. Конечно, только Синод может принять такое решение, но последствия в плане окормления наших соотечественников, скорее всего, неизбежны. Так как это сейчас станет одной из задач, которые надо будет рассматривать и решать», — написал в своем аккаунте в Телеграм председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда.

Ранее в диптихе, то есть списке предстоятелей поместных православных церквей по первенству чести, Александрийский патриарх-папа стоял на втором месте, после Вселенского патриарха. Теперь упоминание глав церквей патриарх Кирилл будет начинать с духовного лидера Антиохийской церкви, административный центр которой находится в Дамаске, в Сирии.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

В РПЦ рассказали, к чему приведет признание ПЦУ Александрийским патриархатом

Греческие поместные православные церкви зависят от Запада и неизбежно скатываются в безбожие. Так в интервью Федеральному агентству новостей известный православный священник Всеволод Чаплин прокомментировал новость о признании Александрийским патриархатом томоса, выданного Фанаром раскольничьей Православной церкви Украины (ПЦУ).

8 ноября было опубликовано официальное сообщение главного секретариата Патриархии Александрии и всей Африки. Патриархат уведомил о «признании патриаршего и синодального томоса Вселенского патриархата об автокефалии украинской церкви и включения имени предстоятеля Православной церкви Украины блаженнейшего митрополита киевского и всея Украины Епифания в диптих для поминовения».

«Не секрет, что Константинопольский патриархат и другие поместные православные церкви, где тон задают греческие иерархи, находятся под контролем безбожных, богоборческих элит Запада. В результате греческие обновленцы, которые имеют большое влияние в Фанаре и других православных греческих церквях, уже десятилетиями отходят от истинной веры», — сказал Всеволод Чаплин.

Он считает, что сейчас только оформляется раскол, который назревал уже давно.

«Тот же Александрийский патриархат во многом зависит от финансовой поддержки греческих чиновников. Иерархи этого патриархата прислушиваются не столько к собственной пастве, в которой греков очень мало, сколько к греческим чиновникам, за которыми, в свою очередь, стоят проамериканские силы», — считает священник.

Однако, по его мнению, дело не только в том, что греческие православные церкви уступают давлению из Вашингтона, признавая украинских раскольников. Чаплин считает, что греческие церкви «скатываются в безбожие».

«Главное — то, что они всегда будут уступать этому давлению. А оно будет развиваться в сторону отказа от христианской нравственности, размывания традиционных ценностей вплоть до признания однополых браков и тому подобного разврата. [В сторону] отказа от того, чтобы считать православие единственно правильной верой. А такое убеждение лежит в основе православного мировоззрения», — считает Чаплин.

Он добавил, что ситуация с ПЦУ — лишь наиболее яркий пример подчинения греческих поместных православных церквей западным элитам.

«Я давно высказывал мысль о том, что все официальные греческие церкви рано или поздно признают ПЦУ. Да, иерархи Элладской православной церкви и Александрийской православной церкви долгое время пытались усидеть на двух стульях. Кто-то и дальше будет пытаться продолжать это делать. Дольше всего, видимо, продержится Иерусалимский патриархат, который отчасти финансово зависит от русских паломников, но, все равно, главным образом зависит от греческого МИДа и Запада», — рассказал собеседник ФАН.

Поэтому расставание с «греческими обновленцами» неизбежно, считает Всеволод Чаплин. По его мнению, необходимо ставить вопрос о создании новой системы поместных православных церквей в мире, которая состояла бы из церквей, хранящих истину, в том числе в греческом мире.

«Думаю, что на нашей стороне будут многие славянские православные церкви, в первую очередь — Сербская православная церковь. А те церкви, которые пойдут по пути подчинения западным элитам, видимо, переживут процесс внутреннего очищения», — отметил священник.

По его словам, во всех поместных православных церквях есть много священников и просто верующих, выступающих против этого подчинения Западу.

«Я думаю, что именно из этих людей надо формировать истинные церкви греческого мира. Это смелая мысль, которую пока не поддержит наше священноначалие, но к этому подталкивает сама жизнь. Ведь это не мы отделяемся, а от нас отделяются в сторону безбожия», — резюмировал собеседник ФАН.

Ранее стало известно, что Элладская православная церковь, тесно связанная с Фанаром, также признала Томос, выданный ПЦУ. Это вызвало недовольство многих греческих иерархов.

Заявление Священного Синода Русской Православной Церкви в связи с посягательством Константинопольского Патриархата на каноническую территорию Русской Церкви

Заявление принято на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 15 октября 2018 года в Минске.

С глубочайшей болью Священный Синод Русской Православной Церкви воспринял опубликованное 11 октября 2018 года сообщение Константинопольской Патриархии о принятых решениях Священного Синода Константинопольского Патриархата: о подтверждении намерения «предоставить автокефалию Украинской Церкви»; об открытии в Киеве «ставропигии» Константинопольского Патриарха; о «восстановлении в архиерейском или иерейском чине» лидеров украинского раскола и их последователей и «возвращении их верующих в церковное общение»; об «отмене действия» соборной грамоты Константинопольского Патриархата 1686 года, касающейся передачи Киевской митрополии в состав Московского Патриархата.

Эти беззаконные решения Синод Константинопольской Церкви принял в одностороннем порядке, проигнорировав призывы Украинской Православной Церкви и всей полноты Русской Православной Церкви, а также братских Поместных Православных Церквей, их Предстоятелей и архиереев к всеправославному обсуждению вопроса.

Вступление в общение с уклонившимися в раскол, а тем паче отлученными от Церкви равносильно уклонению в раскол и сурово осуждается канонами Святой Церкви: «Если… кто из епископов, пресвитеров, диаконов или кто-либо из клира окажется сообщающимся с отлученными от общения, да будет и сам вне общения церковного как производящий замешательство в церковном чине» (Антиохийского Собора правило 2; Апостольские правила 10, 11).

Решение Константинопольского Патриархата о «восстановлении» канонического статуса и принятии в общение бывшего митрополита Филарета Денисенко, отлученного от Церкви, игнорирует ряд последовательных решений Архиерейских Соборов Русской Православной Церкви, правомерность которых не подлежит сомнению.

Решением Архиерейского Собора Украинской Православной Церкви в Харькове от 27 мая 1992 года митрополит Филарет (Денисенко) за невыполнение клятвенно данных им перед крестом и Евангелием на предшествующем Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви обещаний был смещен с Киевской кафедры и запрещен в священнослужении.

Читать еще:  Пол в гараже из чего

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви определением от 11 июня 1992 года подтвердил решение Харьковского Собора и изверг Филарета Денисенко из сана, лишив всех степеней священства, по следующим обвинениям: «Жестокое и высокомерное отношение к подведомственному духовенству, диктат и шантаж (Тит. 1. 7-8; Апостольское правило 27); внесение своим поведением и личной жизнью соблазна в среду верующих (Мф. 18:7; I Вселенского Собора правило 3, VI Вселенского Собора правило 5); клятвопреступление (Апостольское правило 25); публичная клевета и хула на Архиерейский Собор (II Вселенского Собора правило 6); совершение священнодействий, включая рукоположения, в состоянии запрещения (Апостольское правило 28); учинение раскола в Церкви (Двукратного Собора правило 15)». Все рукоположения, совершенные Филаретом в запрещенном состоянии с 27 мая 1992 года, и наложенные им прещения были признаны недействительными.

Несмотря на неоднократные призывы к покаянию, после лишения архиерейского сана Филарет Денисенко продолжал раскольническую деятельность, в том числе и в пределах иных Поместных Церквей. Определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 1997 года он был предан анафеме.

Означенные решения были признаны всеми Поместными Православными Церквами, в том числе и Константинопольской Церковью. В частности, Святейший Патриарх Константинопольский Варфоломей 26 августа 1992 года в ответе на письмо Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II по поводу низложения митрополита Киевского Филарета писал: «Наша Святая Великая Христова Церковь, признавая полноту исключительной по этому вопросу компетенции Вашей Святейшей Русской Церкви, принимает синодально решенное о вышесказанном».

В письме Святейшего Патриарха Варфоломея Святейшему Патриарху Алексию II от 7 апреля 1997 года об анафематствовании Филарета Денисенко указано: «Получив уведомление об упомянутом решении, мы сообщили о нем иерархии нашего Вселенского Престола и просили ее впредь никакого церковного общения с упомянутыми лицами не иметь».

Ныне, спустя более двух десятилетий, Константинопольский Патриархат по политическим мотивам изменил свою позицию.

В своем решении оправдать лидеров раскола и «узаконить» их иерархию Священный Синод Константинопольской Церкви ссылается на несуществующие «канонические привилегии Константинопольского Патриарха принимать апелляции архиереев и клириков из всех автокефальных Церквей». Эти претензии в том виде, в каком они ныне Константинопольским Патриархом осуществляются, никогда не имели поддержки полноты Православной Церкви: они лишены оснований в священных канонах и прямо противоречат, в частности, 15 правилу Антиохийского Собора: «Если какой-нибудь епископ… судим будет от всех епископов той области, и все они согласно произнесут ему единый приговор, — таковой другими епископами отнюдь да не судится, но согласное решение епископов области да пребывает твердым», — они также опровергаются практикой решений Святых Вселенских и Поместных Соборов и толкованиями авторитетных канонистов византийского и нового времени.

Так, Иоанн Зонара пишет: «Константинопольский [Патриарх] признается судьей не вообще над всеми митрополитами, но только над подчиненными ему. Ибо ни митрополиты Сирии, ни палестинские, ни финикийские, ни египетские не привлекаются помимо воли на его суд, но сирийские подлежат суждению Антиохийского Патриарха, палестинские — Иерусалимского, а египетские судятся Александрийским, которым они рукополагаются и которому подчинены».

О невозможности принятия в общение осужденного в иной Поместной Церкви говорит 116 (118) правило Карфагенского Собора: «Кто, быв отлучен от общения церковного… прокрадется в заморские страны, дабы принятым быть в общение, тот подвергнется извержению из клира». О том же говорится и в каноническом послании Собора к Папе Келестину: «Те, которые в своей епархии отлучены от общения, да не явятся восприемлемыми в общение твоею святынею… Какие бы ни возникли дела, они должны оканчиваемы быть в своих местах».

Преподобный Никодим Святогорец в своем «Пидалионе», который является авторитетным источником церковно-канонического права Константинопольской Церкви, толкует 9-е правило IV Вселенского Собора, отвергая ложное мнение о праве Константинополя на рассмотрение апелляций из других Церквей: «Константинопольский Предстоятель не имеет права действовать в диоцезах и областях других Патриархов, и это правило не дало ему права принимать апелляции по любому делу во Вселенской Церкви…» Перечисляя целый ряд аргументов в пользу этого толкования, ссылаясь на практику решений Вселенских Соборов, преподобный Никодим делает вывод: «В настоящее время… Константинопольский Предстоятель есть первый, единственный и последний судья над подчиненными ему митрополитами — но не над теми, которые подчиняются остальным Патриархам. Ибо, как мы сказали, последний и всеобщий судья всех Патриархов — это Вселенский Собор и никто другой». Из вышесказанного следует, что Синод Константинопольской Церкви не имеет канонических прав для отмены судебных решений, вынесенных Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

Присвоение себе полномочий отмены судебных и иных решений других Поместных Православных Церквей — лишь одно из проявлений нового ложного учения, провозглашаемого ныне Константинопольской Церковью и приписывающего Патриарху Константинопольскому права «первого без равных» (primus sine paribus) со вселенской юрисдикцией. «Такое видение Константинопольским Патриархатом собственных прав и полномочий вступает в непреодолимое противоречие с многовековой канонической традицией, на которой зиждется бытие Русской Православной Церкви и других Поместных Церквей», — предупреждал Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2008 года в определении «О единстве Церкви». В том же определении Собор призвал Константинопольскую Церковь «впредь до общеправославного рассмотрения перечисленных новшеств проявлять осмотрительность и воздерживаться от шагов, могущих взорвать православное единство. Особенно это относится к попыткам пересмотра канонических пределов Поместных Православных Церквей».

Акт 1686 года, подтверждающий пребывание Киевской митрополии в составе Московского Патриархата и подписанный Святейшим Константинопольским Патриархом Дионисием IV и Священным Синодом Константинопольской Церкви, пересмотру не подлежит. Решение об его «отзыве» канонически ничтожно. В противном случае было бы возможно аннулирование любого документа, определяющего каноническую территорию и статус Поместной Церкви — вне зависимости от его древности, авторитетности и общецерковного признания.

В Синодальной грамоте 1686 года и иных сопутствующих ей документах ничего не сказано ни о временном характере передачи Киевской митрополии в ведение Московского Патриархата, ни о том, что данный акт может быть отменен. Попытка иерархов Константинопольского Патриархата в политических и своекорыстных видах пересмотреть данное постановление спустя более трехсот лет после того, как оно было вынесено, противоречит духу священных канонов Православной Церкви, не допускающих возможности пересмотра установившихся и не оспариваемых на протяжении длительного времени церковных границ. Так, правило 129 (133) Карфагенского Собора гласит: «Если кто… обратил какое место к кафолическому единению и в продолжение трех лет имел оное в своем ведении, и никто оного не требовал от него, то после да не будет оное от него взыскуемо, если, притом, в сие трехлетие существовал епископ, долженствующий взыскать, и молчал». А 17 правило IV Вселенского Собора устанавливает тридцатилетний срок давности для возможного соборного рассмотрения споров о принадлежности даже отдельных церковных приходов: «Приходы в каждой епархии… должны неизменно пребывать под властью епископов, заведующих ими — и в особенности, если в продолжении тридцати лет бесспорно они имели их в своем ведении и управлении».

Да и как возможна отмена решения, действовавшего на протяжении трех веков? Это означало бы попытку почитать «яко не бывшей» всю последующую историю развития церковной жизни. Константинопольский Патриархат как будто не замечает, что Киевская митрополия 1686 года, о возвращении которой в его состав заявлено ныне, имела пределы, существенно отличавшиеся от современных границ Украинской Православной Церкви, и охватывала лишь меньшую часть последней. Киевская митрополия наших дней как таковая включает в себя город Киев и несколько прилегающих к нему районов. Наибольшая же часть епархий Украинской Православной Церкви, особенно на востоке и юге страны, была основана и получила развитие уже в составе автокефальной Русской Церкви, являясь плодом ее многовековой миссионерской и пастырской деятельности. Нынешнее деяние Константинопольского Патриархата — попытка похитить то, что никогда ему не принадлежало.

Деяние 1686 года положило предел двухсотлетнему периоду вынужденного разделения в многовековой истории Русской Церкви, которая, несмотря на менявшиеся политические обстоятельства, неизменно сознавала себя единым целым. После воссоединения Русской Церкви в 1686 году на протяжении более трех столетий ни у кого не возникало сомнений, что православные Украины являются паствой Русской Церкви, а не Константинопольского Патриархата. И сегодня, вопреки давлению внешних антицерковных сил, эта многомиллионная паства дорожит единством Церкви всея Руси и хранит верность ей.

Попытка Константинопольской Патриархии решать судьбу Украинской Православной Церкви без ее согласия является антиканоническим посягательством на чужие церковные уделы. Церковное правило гласит: «Да соблюдается и в иных областях и повсюду в епархиях, дабы никто из боголюбезнейших епископов не простирал своей власти на чужую епархию… да не преступаются правила отцов, да не вкрадывается под видом священнодействия надменность мирской власти, и да не утратим постепенно и неприметно той свободы, которую даровал нам Своей Кровию Господь наш Иисус Христос, освободитель всех человеков» (III Вселенского Собора правило 8). Под осуждение этого правила подпадает и решение Константинопольской Патриархии об учреждении по соглашению со светскими властями своей «ставропигии» в Киеве без ведома и согласия канонического священноначалия Украинской Православной Церкви.

Лицемерно оправдываясь стремлением к восстановлению единства украинского Православия, Константинопольская Патриархия своими безрассудными и политически мотивированными решениями вносит еще большее разделение и усугубляет страдания канонической Православной Церкви Украины.

Принятие в общение раскольников и анафематствованного в другой Поместной Церкви лица со всеми рукоположенными ими «епископами» и «клириками», посягательство на чужие канонические уделы, попытка отречься от собственных исторических решений и обязательств, — все это выводит Константинопольский Патриархат за пределы канонического поля и, к великой нашей скорби, делает невозможным для нас продолжение евхаристического общения с его иерархами, духовенством и мирянами. Отныне и впредь до отказа Константинопольского Патриархата от принятых им антиканонических решений для всех священнослужителей Русской Православной Церкви невозможно сослужение с клириками Константинопольской Церкви, а для мирян — участие в таинствах, совершаемых в ее храмах.

Переход архиереев или клириков из канонической Церкви к раскольникам или вступление с последними в евхаристическое общение является каноническим преступлением и влечет за собой соответствующие прещения.

С прискорбием вспоминаем предсказание Господа нашего Иисуса Христа о временах прельщения и особых страданий христиан: И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь (Мф. 24:12). В условиях столь глубокого подрыва основ межправославных отношений и полного пренебрежения тысячелетними нормами церковно-канонического права Священный Синод Русской Православной Церкви считает своим долгом выступить на защиту фундаментальных устоев Православия, на защиту Священного Предания Церкви, подменяемого новыми и чуждыми учениями о вселенской власти первого из Предстоятелей.

Призываем Предстоятелей и Священные Синоды Поместных Православных Церквей к надлежащей оценке вышеупомянутых антиканонических деяний Константинопольского Патриархата и совместному поиску путей выхода из тяжелейшего кризиса, раздирающего тело Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.

Выражаем всестороннюю поддержку Блаженнейшему Митрополиту Киевскому и всея Украины Онуфрию и всей полноте Украинской Православной Церкви в особо трудное для нее время. Молимся об укреплении ее верных чад в мужественном стоянии за истину и единство канонической Церкви в Украине.

Просим архипастырей, духовенство, монашествующих и мирян всей Русской Православной Церкви усилить молитвы о единоверных братьях и сестрах в Украине. Молитвенный покров Пресвятой Царицы Небесной, преподобных отцов Киево-Печерских, преподобного Иова Почаевского, новомучеников, исповедников и всех святых Церкви Русской да пребудет над всеми нами.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector