2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

История московских мостовых от дерева до плитки

С Столичные мостовые: от дерева до плитки

Первые мостовые были деревянными и появились в 12 веке, вскоре после строительства первой крепости в Москве. Устроены они были, конечно же, внутри крепости, поскольку за её пределами ещё и города-то не было.
За пределами Кремля первые улицы покрыли деревянной мостовой в 14 веке. Причём, наличие мостовой отражалось и в названиях: Большая Тверская мостовая улица, Большая Никитская мостовая улица.

Деревянная мостовая 16-17 веков, раскрытая в ходе реконструкции Тверской улицы в 2016 году.

Брёвна укладывались поперёк улиц, сверху обшивались досками, настилаемыми по направлению движения транспорта. Либо верхние части брёвен стёсывались, образовывая плоскую поверхность. С жителей города Земским приказом собирались «мостовые деньги» – налог на усовершенствование улиц.

Деревянная мостовая 17 века, найденная в ходе раскопок в Историческом проезде, 1988 год.

Со временем деревянные мостовые загрязнялись, зарастали землёй и следующие устраивались уже поверх слоя грунта. Судя по данным археологических раскопок, подобные прослойки достигали 50 сантиметров.

План «Кремленград» 1602 года. Сложно себе представить, но ещё в 16-17 веках Красная площадь была без покрытия. Деревянные настилы вели только с улиц – Никольской, Ильинки к Никольским и Спасским воротам Кремля, соответственно.

Фрагмент Сигизмундова плана 1618 года. Показана мощёная деревом Чертольская улица – нынешние Волхонка и Пречистенка.

Москва 17 века. Башни Белого города. Реконструкция реставратора Сухова. Примерно так могли выглядеть улицы, мощёные деревом.

Одна из кремлёвских улиц на реконструкции Апполинария Васнецова. Здесь художник изобразил тип деревянной мостовой с продольными досками, которыми сверху обшивались брёвна.

Фрагмент гравюры голландского мастера Питера Пикарта, 1707. На том берегу видна деревянная мостовая, ведущая из Москворецких ворот Китай-города на «живой» наплавной мост через реку Москву.

П Первые эксперименты с камнем

Первая каменная мостовая Москвы появилась в Кремле, в 1643 году. Мастер Михаил Ермолин выложил камнем территорию Патриаршего двора, за что получил хорошие по тем временам деньги – 4 рубля.

Улицы мостить камнем начали только при Петре I. Начали с 1690-х годов, в 1700 году власти повелели «собирать мостовые деньги со всех московских дворов в Стрелецкий приказ». В 1705 году вышел указ собирать деньги со всех городов страны. Крестьяне были обязаны добывать и привозить в Москву дикий камень, и чтобы каждый был не меньше гусиного яйца.

В 1718 году было издано несколько указов, регламентирующих мощение улиц. Содержание мостовых возлагалось на московских домовладельцев:
«Каждому жителю против своего двора посыпать песком и камнем, мостить гладко, как будет указано от мастеров, и чтобы стоки были вдоль улиц, к дворам ближе, а по концам улиц стоки делать к рекам и прудам, чтобы были твердо утверждены, дабы весною и в дожди не заносило».

В центральных районах предписывалось сплошное мощение улиц и переулков камнем: «в Кремле и Китае всякому перед своим домом мостить каменные мосты».

Тем не менее, ещё в середине 18 века большинство московских улиц было выложено деревом, многие из этих мостовых сохранились до пожара 1812 года.

Вплоть до введения муниципального управления в 1860-е годы следить за мостовыми и обновлять их должны были домовладельцы. Далеко не у всех хозяев были на это деньги, поэтому в 1823 году учредили капитал, из которого предоставлялись ссуды малоимущим домовладельцам.

Можно представить себе, как обязанность содержания мостовых обывателями сказывалась на их качестве. Один обновил, а его сосед отложил это дело. Один сделал качественно, другой – тяп-ляп. Покрытие улиц становилось всё более неровным, дыры и ухабы стали обычным делом.

Ещё одна беда до середины 19 века – несовершенная технология укладки камня. В большинстве случаев булыжник мостили без подложки, прямо на землю. В результате приходилось менять покрытие несколько раз в год. Только в некоторых местах делали подушку: сначала клали брёвна и доски, сверху посыпали щебёнкой, мусором, углём и золой, потом добавляли прослойку земли, и только после этого сверху клали камень. Но и это далеко не всегда спасало.

Мостовая из песчаника в Кремле на Соборной площади.

Тротуар из песчаника в Кремле, 1900-е годы.

1890-е годы. Подсосенский переулок. Проезжая часть из булыжника и тротуары из плит песчаника. Бордюра как такогого нет.

В 19 веке уже в конце октября Москву засыпало снегом, и телеги меняли на сани. До советского времени каждую зиму действовало предписание не счищать снег с момента его выпадения и до 22 марта. За зиму накапливалось до 50 см уплотнённого снега на проезжей части. Лишний снег счищали на обочины в сугробы.

Во время оттепелей снег из этих сугробов разбрасывали по оголённой мостовой. Тротуары чистили, и они оказывались гораздо ниже проезжей части. Так что на санях можно было свалиться на тротуар, если подъехать слишком близко к краю дороги.

До середины 20 века большая часть московских улиц всё ещё сохраняла булыжное покрытие. В журнале «За рулём» в 1928 году была опубликована подробная статья о состоянии мостовые в то время:

«Действительно, к концу мая этого года площадь городских проездов Москвы, так или иначе замощенных, была равна 11½ миллионам кв. метров, из которых булыжных мостовых — 10.998.383 кв. метров или 95,7%. Если припомним известную истину, что метр представляет собою одну десятимиллионную долю четверти парижского меридиана, то можем легко сообразить, что если из московского булыжника замостить полосу в метр шириною, то по ней можно пройти более, чем по четверти земного шара. Это уже грандиозно и, кажется, это единственное достоинство московской булыжной мостовой.»

«Автобусное движение способствует появлению пучин на булыжной мостовой (Бутырский Камер-Коллежский вал).» (Журнал «За рулём», 1928 год).

К 2016 году единственное место в Москве, где сохраняется булыжная мостовая — Крутицкое подворье.

К Когда в Москве впервые появился асфальт?

В 1870-е годы стало понятно, что на одном булыжнике далеко не уедешь, он казался уже сильно устаревшим типом покрытия, особенно для главных улиц. Всё больше и больше популярности в крупных городах мира набирало невиданное ранее новшество – асфальт.

Первое асфальтовое покрытие в Москве появилось в 1873 году на Никольской улице. Однако руку к этому приложил не город, это была частная инициатива. Богатый и прогрессивный купец Александр Пороховщиков, построивший ресторан «Славянский базар», решил продемонстрировать диковинную новинку и закатал улицу вдоль своего владения в асфальт.

Асфальт на Никольской улице, 1910-е годы.

Город тоже руки не опускал. Смышлённых инженеров отправили перенимать опыт за границу, в Европу – лицезреть технологию укладки современных мостовых и в Баку – изучить добычу и производство асфальта.
Помимо подробного отчёта инженер Петунников привёз в Москву заявление, что: «Москва раз навсегда должна отказаться от булыжника, признав его камнем негодным для мощения». Взамен он предложил асфальт и каменную брусчатку.

Городская дума выделила в 1876 году 50000 рублей на эксперименты с новыми видами покрытия. В том же году на Тверской улице появились 5 пробных участков разной мостовой.

Первый участок – прессованные асфальтовые кирпичи, второй – прессованные асфальтовые шестигранные шашки, третий – литой Сызранский асфальт, четвёртый – прессованный Сессельский асфальт и пятый – деревянная торцовая мостовая по системе Никольсона.
Лучше всего себя зарекомендовал литой Сызранский асфальт и, что неожиданно – деревянная торцовая мостовая.

Асфальт на Тверской улице, 1876 год. В Малом Гнездниковском переулке ещё оставалась булыжная мостовая.

К 1896 году площадь асфальтовых мостовых в Москве достигает 5505 квадратных саженей (2,5 гектара). Но по большей части это небольшие участки вдоль частных владений, уложенных на средства богатых предпринимателей. Причем, некоторые домовладельцы укладывали вдоль своих домов асфальт, чтобы заглушить шум от железных колёс и лошадиных подков.

К Когда в Москве появилась брусчатка?

Брусчатка появляется в 1870-е годы, как один из типов экспериментальных мостовых, наряду с асфальтом.

1913 год. Вся 1-я Тверская улица, от Триумфальной площади до Тверской заставы была вымощена брусчаткой.

1925 год, Тверская улица на участке от Бульварного кольца до Садового. Экспериментальная мелкая брусчатка — «кляйн-фластырь», квадратная шашка на основе бетонном основании.

Брусчатка на Кузнецком мосту, сохранившаяся до сих пор. Фотография 1980-х годов.

Отголоски прошлого, или Где в Москве прогуляться по брусчатой мостовой

Первая брусчатка появилась на улицах Москвы в 1870-е годы. Тогда ее воспринимали как один из вариантов экспериментального покрытия мостовых наряду с асфальтом. Использовали три типа камня: бруски высотой 15–16 сантиметров, укладываемые на песчаное основание, брюккенштейн, или так называемую пониженную брусчатку, предназначенную для выкладки на слое бетона, и клейнпфлястер, или мозаику виде кубиков, высотой восемь — десять сантиметров. Брусчатку клали на бетонное основание, покрытое сверху песком. Между трамвайными путями использовали камень высотой 12–14 сантиметров.

Сейчас к московской брусчатке относятся бережно и очень серьезно. Участки, найденные при благоустройстве по программе «Моя улица», сохраняют. А в некоторых местах ее восстанавливают, возвращая улицам утраченный облик. С чего началась история мощения дорог в столице и где сейчас можно прогуляться по брусчатке?

Брусчатка на Пушечной, Петровке и около станции метро «Баррикадная»

Старинное мощение в современном городе редкость, поэтому прогулка по таким тротуарам — возможность оказаться в историческом месте.

Например, в столице можно походить по клинкерной мостовой. Мощение клинкерным кирпичом применялось в Москве в первой трети ХХ века в качестве эксперимента. Этот сверхпрочный кирпич из специальной глины, обжигавшейся до полного запекания при температуре 1200 градусов, укладывали на мостовых елочкой. В 2015 году во время работ по благоустройству в рамках программы «Моя улица» на Пушечной улице возле Центрального детского магазина обнаружили сохранившиеся участки клинкерной мостовой. Было решено показать ее горожанам, и фрагмент этого кирпичного покрытия площадью около 40 квадратных метров был выложен возле церкви Софии Премудрости Божией.

Таким же способом в 1910е годы была вымощена и часть Театральной площади.

Еще один фрагмент брусчатой мостовой есть на Петровке, где проводились работы в рамках программы «Моя улица». Горожане смогут теперь не только любоваться брусчаткой, но и пройтись по участку такой мостовой напротив Малого театра.

Похожие фрагменты исторического мощения выложили на площади Тверская Застава вокруг памятника Максиму Горькому, на Сретенке и Земляном Валу. Кроме того, была восстановлена снятая для проведения работ в рамках программы «Моя улица» брусчатка на Баррикадной улице. А на Васильевском Спуске, у входа в парк «Зарядье», выложили такую же брусчатку, как на Красной площади.

От деревянного настила к асфальтовому покрытию

Первые мостовые Москвы были деревянными. Они появились в XII веке на территории крепости. Впервые улицы за пределами Кремля замостили в XIV веке. Изменения отразили даже в их названиях — Большая Тверская мостовая улица и Большая Никитская мостовая улица.

Мостовые делали за счет жителей, с которых собирался налог на усовершенствование улиц — так называемые мостовые деньги. Работы вели двумя способами: либо бревна укладывались поперек улиц, сверху обшивались досками, настилаемыми по направлению движения транспорта, либо верхние части бревен стесывались, образовывая плоскую поверхность. Их также выкладывали поперек улицы.

Впервые по каменной мостовой москвичи смогли пройтись на территории Кремля в 1643 году. Мостить камнем городские улицы начали при Петре I — с 1690-х годов. Содержать их приходилось домовладельцам. В 1718 году издали указы, в которых предписывалось территорию напротив своего двора засыпать песком и камнем, мостить гладко и делать стоки к рекам и прудам.

Вплоть до введения муниципального управления в 1860-е годы следить за мостовыми и обновлять их должны были домовладельцы. Далеко не у всех были на это деньги, поэтому в 1823 году учредили капитал, из которого предоставлялись ссуды малоимущим хозяевам.

До середины XIX века технология укладки камня была далека от идеала: часто булыжник укладывали без подложки, прямо на землю. В результате приходилось менять покрытие несколько раз в год. Только в некоторых местах делали подушку: сначала бревна и доски, которые сверху посыпали щебенкой, мусором, углем и золой, потом добавляли прослойку земли и только после этого сверху клали камень.

В 1870-е годы московским властям булыжник казался сильно устаревшим типом покрытия, особенно для главных улиц. В крупных городах мира популярность набирал асфальт. Первый асфальтированный участок в Москве появился на Никольской улице в 1873-м. Сделано это было по инициативе богатого купца Александра Пороховщикова. Он построил на этой улице ресторан и решил удивить публику, закатав участок вдоль своего владения в асфальт.

Тогда городские власти решили отправить самых перспективных инженеров перенимать опыт в Европе — узнавать технологию укладки мостовых, а в Баку — изучать процессы добычи и производства асфальта.

Вернувшись в Москву, один из инженеров заявил: «Москва раз и навсегда должна отказаться от булыжника, признав его камнем, негодным для мощения». Взамен он предложил асфальт и каменную брусчатку, а городская дума согласилась провести эксперимент с новыми видами покрытия и выделила в 1876 году 50 тысяч рублей на мощение пяти пробных участков мостовой на Тверской улице. Первый участок — прессованные асфальтовые кирпичи, второй — прессованные асфальтовые шестигранные шашки, третий — литой сызранский асфальт, четвертый — прессованный сессельский асфальт и пятый — деревянная торцовая мостовая по системе Николсона. Лучшими оказались литой сызранский асфальт и, как ни странно, деревянное покрытие.

К 1896 году площадь асфальтовых мостовых в Москве достигает 2,5 гектара. Но по большей части это небольшие участки вдоль частных владений, уложенные на средства богатых предпринимателей. Причем некоторые укладывали вдоль своих домов асфальт, чтобы заглушить шум от железных колес и лошадиных подков.

Находки «Моей улицы»: кремневый резец и фундаменты четырех церквей

Помимо обнаруженной под асфальтом некоторых улиц брусчатки, во время работ по благоустройству в рамках программы «Моя улица» археологи нашли множество исторических артефактов. Так, на Сретенке обнаружили кремневый резец эпохи неолита, а на Покровском бульваре — скребок эпохи мезолита. Они могли попасть в более поздние культурные слои во время земляных работ, которые проводились 400–500 лет назад.

Специалисты обнаружили фундаменты четырех древних церквей, колодец времен Екатерины II, финно-угорскую «шумящую» подвеску и именное рыбацкое грузило. Кроме того, археологи нашли клад медных монет, тайные комнаты в Китайгородской стене и серебро в шахматной фигуре времен Ивана Грозного.

На Большой Лубянке найдено надгробие XVII века, которое принадлежит Анне Ртищевой, жене Петра Прозоровского, сподвижника Петра I, а на территории «Зарядья» — следы торговой площади.

Читать еще:  Линолеум виды и свойства

Там, на неведомых дорожках: где в Москве сохранились старые мостовые

© РИА Новости / Юрий Простяков / Перейти в фотобанк Первые мостовые появились в Москве в XII веке. Их начали укладывать на территории Кремля, первой городской крепости. В качестве основного материала дорожные умельцы использовали дерево.

Бревна укладывали поперек улиц, сверху обшивали досками по направлению движения или стесывали верхнюю часть, чтобы поверхность стала плоской.

За пределами Кремля деревянные мостовые появились только к XIV веке на центральных улицах Москвы. Когда «настилы» приходили в негодность, их засыпали грунтом и надстраивали мостовую заново. Высота такого «слоеного пирога» могла достигать 50 сантиметров.

Неудивительно, что при масштабных реконструкциях археологи до сих пор находят древние мостовые. В 1988 году в Историческом проезде разрыли «настил» XVII века. А в 2016 году в ходе реализации программы «Моя улица» на Тверской обнаружили мостовую XVI-XVII веков.

Первые мостовые появились в Москве в XII веке. Их начали укладывать на территории Кремля, первой городской крепости. В качестве основного материала дорожные умельцы использовали дерево.

Бревна укладывали поперек улиц, сверху обшивали досками по направлению движения или стесывали верхнюю часть, чтобы поверхность стала плоской.

За пределами Кремля деревянные мостовые появились только к XIV веке на центральных улицах Москвы. Когда «настилы» приходили в негодность, их засыпали грунтом и надстраивали мостовую заново. Высота такого «слоеного пирога» могла достигать 50 сантиметров.

Неудивительно, что при масштабных реконструкциях археологи до сих пор находят древние мостовые. В 1988 году в Историческом проезде разрыли «настил» XVII века. А в 2016 году в ходе реализации программы «Моя улица» на Тверской обнаружили мостовую XVI-XVII веков.

© РИА Новости / Евгений Леонов / Перейти в фотобанк В 1643 году в Москве для мощения впервые использовали камень. Первая такая мостовая появилась на территории Патриаршего двора. Повсеместное применение каменного мощения началось при Петре I, к концу XVII века. Согласно указам от 1718 года, ответственность за содержание и обновление каменных мостовых полностью перекладывалась на московских домовладельцев.

Технология мощения булыжником совершенствовалась вплоть до середины XIX века. Чаще всего его укладывали прямо на землю, без подложки. Это плохо сказывалось на качестве и долговечности улиц, поэтому покрытие приходилось менять несколько раз за год.

К 1870-м годам в столицу на смену булыжным мостовым пришли брусчатка и асфальт.

В 1643 году в Москве для мощения впервые использовали камень. Первая такая мостовая появилась на территории Патриаршего двора. Повсеместное применение каменного мощения началось при Петре I, к концу XVII века. Согласно указам от 1718 года, ответственность за содержание и обновление каменных мостовых полностью перекладывалась на московских домовладельцев.

Технология мощения булыжником совершенствовалась вплоть до середины XIX века. Чаще всего его укладывали прямо на землю, без подложки. Это плохо сказывалось на качестве и долговечности улиц, поэтому покрытие приходилось менять несколько раз за год.

К 1870-м годам в столицу на смену булыжным мостовым пришли брусчатка и асфальт.

© РИА Новости / РИА Новости / Перейти в фотобанк Новые виды и технологии мощения в Москву привезли столичные инженеры, изучавшие опыт в Европе и Баку. Чтобы протестировать разные покрытия, городские власти выделили для них пять участков на Тверской улице.

К началу XX века гранитная брусчатка занимала 57% мощения мостовых Москвы. Для каждой городской территории подбирали особый материал. Например, под трамвайные пути укладывали облегченную брусчатку не выше 14 сантиметров. А на Тверской улице — мелкую брусчатку в квадратную шашечку.

Новые виды и технологии мощения в Москву привезли столичные инженеры, изучавшие опыт в Европе и Баку. Чтобы протестировать разные покрытия, городские власти выделили для них пять участков на Тверской улице.

К началу XX века гранитная брусчатка занимала 57% мощения мостовых Москвы. Для каждой городской территории подбирали особый материал. Например, под трамвайные пути укладывали облегченную брусчатку не выше 14 сантиметров. А на Тверской улице — мелкую брусчатку в квадратную шашечку.

© РИА Новости / Евгений Биятов / Перейти в фотобанк Сегодня самая известная брусчатая площадь Москвы, конечно, Красная. До 1920-х годов здесь сохранялось булыжное покрытие, на брусчатку из диабаза (горная порода – прим. ред.) его заменили в 1930 году. Весь материал привезли с берегов Онежского озера.

В 1974 году брусчатку на Красной площади уложили на бетонную подложку. Новое покрытие сделано из горной породы габбро, которую отличает повышенная прочность и долговечность.

Сегодня самая известная брусчатая площадь Москвы, конечно, Красная. До 1920-х годов здесь сохранялось булыжное покрытие, на брусчатку из диабаза (горная порода – прим. ред.) его заменили в 1930 году. Весь материал привезли с берегов Онежского озера.

В 1974 году брусчатку на Красной площади уложили на бетонную подложку. Новое покрытие сделано из горной породы габбро, которую отличает повышенная прочность и долговечность.

© РИА Новости / Владимир Федоренко / Перейти в фотобанк Брусчатое покрытие сохранилось и на улице Кузнецкий мост. Здесь оно появилось еще в конце XIX-начале XX века.

В рамках комплексного благоустройства Кузнецкий мост превратился в оживленную пешеходную зону для москвичей и туристов. Отремонтировали фасады зданий, воздушные коммуникации убрали под землю, организовали места для отдыха и частично обновили дорожное покрытие. Старинная брусчатка при этом органично вписалась в новый облик улицы.

Брусчатое покрытие сохранилось и на улице Кузнецкий мост. Здесь оно появилось еще в конце XIX-начале XX века.

В рамках комплексного благоустройства Кузнецкий мост превратился в оживленную пешеходную зону для москвичей и туристов. Отремонтировали фасады зданий, воздушные коммуникации убрали под землю, организовали места для отдыха и частично обновили дорожное покрытие. Старинная брусчатка при этом органично вписалась в новый облик улицы.

© РИА Новости / Наталья Селиверстова / Перейти в фотобанк Еще один кусочек старины можно найти на Ильинке, напротив здания Торгово-промышленной палаты Российский Федерации. В 1900 годы проезжая часть Ильинки была выложена булыжником. Время и транспортное движение сгладило очертания мостовой, однако она до сих пор хранит в себе память о событиях вековой давности.

Кстати, именно эта улица прилегает к недавно обновленной Биржевой площади. После благоустройства совсем рядом с Ильинкой появился новый круглый фонтан, напоминающий монету, упавшую в воду.

Еще один кусочек старины можно найти на Ильинке, напротив здания Торгово-промышленной палаты Российский Федерации. В 1900 годы проезжая часть Ильинки была выложена булыжником. Время и транспортное движение сгладило очертания мостовой, однако она до сих пор хранит в себе память о событиях вековой давности.

Кстати, именно эта улица прилегает к недавно обновленной Биржевой площади. После благоустройства совсем рядом с Ильинкой появился новый круглый фонтан, напоминающий монету, упавшую в воду.

© РИА Новости / Евгения Новоженина / Перейти в фотобанк Настоящая булыжная мостовая сохранилась на территории Крутицкого подворья, исторического и архитектурного памятника. Гуляя здесь, можно в буквальном смысле прикоснуться к московской истории.

Особенно эффектно булыжное покрытие смотрится у Святых ворот с Крутицким надвратным теремом. В лучах заката он производит неизгладимое впечатление, как будто попадаешь на страницы старинной книги.

Настоящая булыжная мостовая сохранилась на территории Крутицкого подворья, исторического и архитектурного памятника. Гуляя здесь, можно в буквальном смысле прикоснуться к московской истории.

Особенно эффектно булыжное покрытие смотрится у Святых ворот с Крутицким надвратным теремом. В лучах заката он производит неизгладимое впечатление, как будто попадаешь на страницы старинной книги.

© РИА Новости / Владимир Федоренко / Перейти в фотобанк А вот клинкерное покрытие встречалось в Москве реже остальных, но и ему в самом центре города установлен своеобразный памятник.

Сверхпрочный клинкерный кирпич, голландское изобретение, использовали для мощения московских улиц в качестве эксперимента в XX веке. Материал укладывали «елочкой», придавая улицам необычный и красивый вид. Так, например, в 1910-е годы «клинкерной» стала часть Театральной площади, а в 1932 году – Пушечная улица в районе Лубянки.

В 2015 году во время благоустройства Пушечной улицы под снятым асфальтом обнаружили практически целое покрытие из клинкерного кирпича. Благодаря своей прочности, материал сохранился до наших времен с минимальными потерями. Фрагмент этой уникальной мостовой перенесли на новый гранитный тротуар, под окна церкви Софии у Пушечного двора. Сегодня этот небольшой краснокирпичный островок – настоящая достопримечательность.

А вот клинкерное покрытие встречалось в Москве реже остальных, но и ему в самом центре города установлен своеобразный памятник.

Сверхпрочный клинкерный кирпич, голландское изобретение, использовали для мощения московских улиц в качестве эксперимента в XX веке. Материал укладывали «елочкой», придавая улицам необычный и красивый вид. Так, например, в 1910-е годы «клинкерной» стала часть Театральной площади, а в 1932 году – Пушечная улица в районе Лубянки.

В 2015 году во время благоустройства Пушечной улицы под снятым асфальтом обнаружили практически целое покрытие из клинкерного кирпича. Благодаря своей прочности, материал сохранился до наших времен с минимальными потерями. Фрагмент этой уникальной мостовой перенесли на новый гранитный тротуар, под окна церкви Софии у Пушечного двора. Сегодня этот небольшой краснокирпичный островок – настоящая достопримечательность.

История московских мостовых от дерева до плитки

Журнал добавлен в корзину.

БЕЗЫМЯННЫЕ УЛИЦЫ ДРЕВНЕЙ МОСКВЫ

Доктор исторических наук Т. ПАНОВА.

Москва возникла на берегу довольно большой реки, служившей торговым путем, на уже обжитых местах — когда-то их заселили славянские племена кривичей и вятичей. В конце XI века это еще небольшой город, расположившийся возле устья реки Неглинной, с укрепленной крепостью на Боровицком холме. За тысячелетнюю историю в Москве образовался богатейший культурный слой. Трудами археологов он постепенно открывает страницы становления и развития большого и очень своеобразного города, ставшего сначала столицей Московского княжества, а позже — и всей Руси.

Недавно мне задали вопрос: «А где проходила в Москве самая древняя, первая улица?» И я с удивлением поняла, что каждый день иду на работу (в Кремлевский музей) по одному из участков древнейшей московской улицы, когда вхожу в Кремль через Троицкие ворота. Когда-то это была обычная грунтовая дорога, по которой в XII столетии проезжали из Владимира и Суздаля на запад, в Смоленск, и на юг, в Киев и Чернигов. А сегодня часть этого пути ежедневно проходят многочисленные посетители Кремля — средневековой крепости Москвы.

Люди всегда селились там, где существовала возможность удобных проездов — по торговым ли, военным ли делам. Вот и первую крепость на Боровицком холме построили рядом с такой сухопутной дорогой и недалеко от крупной водной артерии среднерусской равнины — Москвы-реки. Остатки первой крепости — укрепления из дерева и мощные валы высотой 7 и шириной в основании до 14 метров — археологи обнаружили в 1959-1960 годы в котловане, который тогда рыли под здание Кремлевского дворца съездов. Эта постройка из бетона и стекла практически накрыла собою место, на котором в 1156 году возвели древнейшую московскую крепость.

Проходя через Кутафью башню и поднимаясь по крутому Троицкому мосту на высокий Боровицкий холм (на 25 метров вверх), мы повторяем маршрут людей XII века, спешивших попасть из южных или западных городов во Владимир и в Суздаль. Их путь пролегал вдоль современных нам ориентиров — мимо входа в Государственный Кремлевский дворец (бывший Кремлевский дворец съездов), вниз по ступенькам к Патриаршему дворцу и далее через арку выводил на Соборную площадь, затем по южной оконечности (бровке) Ивановской площади вниз к Константино-Еленинским воротам, на Васильевский спуск и к Москве-реке.

Археологические раскопки свидетельствуют, что рядом с крепостью (в северной части Соборной площади) во второй половине XII века активно начали селиться люди. И уже в конце XII столетия они замостили проходившую мимо грунтовую дорогу деревом. Так на Боровицком холме появилась первая улица Москвы. Кстати, в то время город был еще очень мал и весь умещался на верхней террасе холма.

Остатки настилов этой первой, скорее всего безымянной, улицы археологи увидели в середине 1960-х годов, когда копали в районе Патриаршего дворца — тогда шла работа по замене пришедшего в негодность фундамента этого здания XVII века. И вот в восточной проездной арке, под церковью Двенадцати апостолов, на глубине чуть более 5 метров, глазам археологов открылась мощенная деревом улица, по которой люди ходили и ездили более восьми веков назад. А по ее правой стороне (если двигаться от Троицких ворот) стояли жилые дома и хозяйственные постройки москвичей (археологи, естественно, увидели лишь то, что от них осталось).

Улица была более 4 метров в ширину, раскопать же в длину удалось участок лишь в 15 метров. Основу улицы составляли круглые бревна-лаги, на которые вплотную были уложены толстые (10 см) и широкие (10-15 см) плахи — так называемый настил. Когда первый настил поизносился и зарос грязью, на него уложили следующий. (Как установили археологи, работавшие в древнем Новгороде, поновление уличного мощения происходило, как правило, через 20-25 лет.)

Исследуя участок древнейшей московской улицы, ученые обратили внимание на то, что местами между плахами мостовой попадаются плоские кости домашних животных. Затем выяснилось, что часть настила вообще лежит на вымостке из костей — то были ребра, зубы и расколотые пополам челюсти коров и лошадей. Последующие археологические наблюдения в северной части Соборной площади, проведенные в конце 1960-х и в 1970-1980-е годы, прояснили, что отмостка из костей домашних животных в конце XII столетия занимала значительную площадь, не менее тысячи квадратных метров. Это мощение тянулось от алтарной части церкви Двенадцати апостолов и уходило под здание Звонницы. Пласт костей достигал толщины 20-25 см, а на одном из участков даже полуметра! Появилась такая костная площадка, вероятнее всего, в связи с необходимостью замостить влажный участок территории раннего города. В исходном рельефе здесь просматривается впадина, в которой и скапливалась вода.

Древнейшая улица Москвы не меняла свою трассу более трех столетий и прекратила существование лишь в конце XV века, когда в кирпичной крепости города сделали новые ворота, а планировка застройки и система улиц Кремля изменились.

Одной из новых мощеных улиц в XVI веке стала Никольская. Участки ее археологи обнаружили в 1994-1995 годах возле Кремлевского дворца конца XVIII века, построенного архитектором М. Казаковым (ныне — резиденция президента РФ). Ранние составлявшие ее настилы первой половины — середины XVI века были довольно простыми — доски на лагах. А в конце XVI — середине XVII века конструкция мощения усложнилась. И хотя дерево сохранилось не везде хорошо, удалось проследить и понять конструкцию мостовой. На продольных лагах (в площадь археологической траншеи попали две линии лаг-подкладок) вплотную друг к другу лежали поперечные бревна, поверх которых набиты доски, уложенные продольно (как и лаги). Лаги из еловых стволов с остатками сучков сохранились плохо: в полусгнившем виде их диаметр не превышает 12-15 см. Доски верхнего настила имели ширину 13-14 см при толщине 6 см. Их прибивали к бревнам наката железными костылями длиной 12-15 см, загибая частично на доску. Длина досок, набитых продольно на поперечные бревна, не превышала 1,5-1,6 метра.

Читать еще:  Температура сварки современных полипропиленовых труб

В 1994 году впервые удалось обнаружить деревянную мостовую, конструкция которой частично представлена на одном из древнейших планов Московского Кремля — первых лет XVII столетия. На нем показана улица, замощенная продольно положенными досками. И археологические работы подтвердили: этот план Кремля правильно отражает характер улиц центра Москвы в XVII веке.

Обнаружены в Кремле и уличные настилы, сооруженные лишь из бревен, — накат, или накатник. Такое мощение, как считают археологи, использовалось в основном в конце XV и в XVI веке, хотя в некоторых русских городах этот тип настилов применяли и в более ранние времена — во Пскове, например, в XIII-XIV веках.

К редким для городского благоустройства древностям относятся гати. На территории Кремля гать зафиксировали лишь в одном месте. Она появилась во второй половине XIV века, видимо, из-за необходимости замостить сырой участок, образовавшийся после сооружения деревоземляных укреплений 1339 года. По всей видимости, эти укрепления нарушили естественный сток влаги с верхней террасы Боровицкого холма в районе Арсенала. Гать представляла собою мощение из тонких веток и сучьев, ее пласт достигал толщины 15-20 см.

В пределах укрепленного центра Москвы обнаружены и выстилки из бересты — скорее всего, так устилали усадебные дворы. Два подобных покрытия относятся ко второй половине XIII века, а один — к рубежу XV-XVI веков.

Ученые выделяют несколько способов, какими с середины ХII века и по первую треть XVI настилали улицы и мостили дворы Кремля. Прежде всего — традиционный, хорошо известный по Великому Новгороду: мощение из полубревен на трех линиях лаг. В Кремле найдено четыре таких места, они датируются концом ХIII и рубежом XV-XVI веков. Но чаще всего при благоустройстве Москвы (особенно в ранний период) использовали настилы из толстых досок на лагах — таких почти треть от общего числа находок, в то время как из полубревен устроены только около 15 процентов мостовых. Другие конструкции представлены примерно в равном количестве: выстилки из бересты и гать — около 15 процентов и столько же конструкций, которые не поддаются определению. Довольно много (чуть больше четверти площади) мостили с помощью уже упомянутого накатника. Однако такой способ начинают применять в Москве довольно поздно, только на рубеже XV-XVI веков.

Стоит сказать и о древнем мощении улиц булыжником, остатки его обнаружены при археологических работах на мысовой площадке Боровицкого холма (двор Оружейной палаты). Участок, замощенный крупным булыжником, залегает на глубине 5,7 метра и относится к середине XII века. Булыжное мощение в древнерусских городах встречается довольно редко и, как правило, говорит о том, что усадьба принадлежала человеку высокого ранга — князю, именитому боярину. В Кремле же конца XII века булыжник был использован и для устройства отмостки вдоль древней насыпи вала. Это, вероятно, сделали для удобства передвижения воинов в сырое время года. Скорее всего, для этой отмостки пошел в ход булыжник дворового мощения ранней усадьбы.

Современная система улиц и площадей в Кремле стала формироваться в начале XVI века вместе с возведением новой крепости при великом князе Иване III. Кремль тогда был застроен много плотнее, и кривых переулков между дворами знати и церковными владениями было очень много. Они не только вились по верхней террасе Боровицкого холма, но и спускались по склонам вниз, на Подол — так назывался берег Москвы-реки у подножия холма.

Три основные улицы вели к центру Кремля, то есть к Соборной площади: от Никольских, Ризоположенских (Троицких) и Фроловских (Спасских) ворот. Главной из них была Большая улица, по которой проезжали и шли люди от Фроловских проездных ворот. Впервые улица названа Большой или Великой при описании пожара, случившегося в Кремле в 1468 году. Остальные улицы, как правило, названий не имели. Только в XVII веке свое имя получила Никольская. Хотя в «Описи Кремля» 1626 года эта улица и улица, идущая к Ризоположенским воротам, все еще безымянны и называются просто большими улицами, пролегавшими к определенным воротам. Их ширина не превышала трех саженей (или 6-6,5 метра).

В это время уже существовал Чудов переулок, проходивший за владениями мужского Чудова и женского Вознесенского монастырей. Одна из чудовских церквей (во имя Козьмы и Демьяна) находилась на месте пересечения Чудова переулка с Никольской улицей, называемом Никольским «крестцом» или перекрестком. Как показали археологические работы 1995 года, к этому перекрестку от Троицких ворот в XVII столетии подходила еще одна улица, мощенная деревом, но ее название не сохранилось.

Остатки мощения еще одного переулка, отмеченного в «Описи Кремля» за 1626 год, были обнаружены в южной части Ивановской площади. «В царя Константиновском переулке поперег 2 сажени и тому быти по-прежнему», — записали чиновники, радевшие о пожарной безопасности в крепости (то есть о том, чтобы проезд между сторонами переулка был достаточно широк) после опустошительного бедствия 1626 года. Переулок получил название по церкви во имя царя Константина и матери его Елены, стоявшей на Подоле Кремля с XV века вплоть до 1930-х годов. Настил этого переулка был сделан из круглых бревен.

Так постепенно, фрагментарно археологи прослеживают развитие уличной сети, которая складывалась в средневековой крепости Москвы на протяжении более восьми столетий. И как не ощутить связь с первой безымянной улицей Москвы, скрытой в толще земли вековыми наслоениями, входя на территорию Кремля через Троицкие ворота!

Тротуарная плитка на улицах Москвы: продолжение истории

Весна. «Травка зеленеет, солнышко блестит»… Хотя еще не зеленеет, да и солнышко пока не балует теплом, но совсем скоро появятся и первые листочки, и зелень на газонах. А на улицах Москвы вместо льда и снега снова появятся рабочие — Сергей Собянин объявил, что весной будут продолжены работы по укладке тротуарной плитки на улицах центра столицы.

Таким образом, прошлогодняя история с заменой асфальтового покрытия на бетонную плитку получит вполне логичное и ожидаемое продолжение — отказываться от своих планов московский градоначальник не намерен. С началом работ на тротуарах центра Москвы продолжатся, скорее всего, и дебаты по поводу целесообразности начинания мэра, разгоревшиеся весной прошлого года.

Хронология событий

Итак, напомним, что еще в марте 2011 года Сергей Собянин сообщил о планах по замене свыше 90% асфальта на тротуарах центра города на более привлекательную и экологичную плитку. Руководствовался мэр, по его словам, исключительно удобством москвичей и заботой об их здоровье. К плюсам использования тротуарной плитки власти отнесли:

  1. Экологичность. Асфальт плавится на солнце и выделяет в атмосферу такие вредные вещества, как бензол и бензопропилен, кроме того, по словам экологов, уже в самом процессе производства асфальта в атмосферу выделяется куда больше вредных веществ, чем при производстве плитки. Впрочем, некоторые специалисты, в частности, Алексей Киселев, руководитель токсической программы «Гринпис России», отмечает, что асфальт не менее экологичный материал, чем тротуарная плитка, а его вредные свойства сильно преувеличены.
  2. Плитка выглядит привлекательнее и дает больший простор для декоративного оформления улиц.
  3. Международный опыт — во всех европейских столицах тротуары давно уже выложены плиткой, правительство Москвы решило не отставать.
  4. Понижение теплоотдачи — темный асфальт нагревается в жару до +60 градусов, тогда как плитка — до +35, Антон Кульбачевский, руководитель департамента природопользования правительства Москвы, заметил, что с изменениями климата столице приходится равняться не на Хельсинки или Осло, а скорее на африканские города и Ханой, где асфальт на тротуарах никогда не клали.
  5. Долговечность — гарантийный срок службы асфальтового покрытия составляет от 5 до 7 лет, тогда как плитка высокого качества способна прослужить до 20 лет. Причем, если асфальт приходится менять буквально целиком, то в случае с плиткой можно заменить повредившийся кусок, что особенно актуально для российских городов, где различные «прорывы теплотрассы» — явление очень распространенное. Впрочем, в данном случае ключевым словосочетанием здесь будет «плитка высокого качества», бракованное покрытие придется перекладывать уже через год (если не раньше).

Вооружившись такими вот доводами в пользу плитки, власти Белокаменной в июне провели первый тендер на выполнение работ по укладке новых тротуаров. Планировалось заменить свыше 4 миллионов квадратных метров асфальтового покрытия тротуаров, то есть порядка четверти пешеходного пространства столицы, из них 1,14 миллионов «квадратов» — в центре города.

Июньский тендер подразумевал укладку плитки на 18 объектах в центре столицы, в том числе на Садовом кольце, проспекте Мира, Якиманке, Воробьевых горах, Ленинском проспекте, Кремлевском кольце и других. Стартовая сумма государственного заказа первоначально составляла 2,78 миллиардов рублей. Позже общая стоимость работ выросла до 3,5 миллиардов рублей, а к концу июля — практически до 4 миллиардов.

Не трудно подсчитать, что укладка 1 квадратного метра плитки обходится казне (а вернее налогоплательщикам) в 3,5 тысячи рублей.

Для сравнения — укладка двухслойного асфальта на такой же площади стоит всего 1,2 тысячи рублей. Причем стоимость одного «квадрата» плитки — всего 500 рублей, остальная сумма приходится на работу, однако опросы, проведенные корреспондентами журнала «Огонек» показали, что гастарбайтеры (в основном выходцы из Армении) получают за каждый положенный квадратный метр плиточного покрытия всего 150-200 рублей. Впрочем, ценообразование в случае выполнения масштабных государственных заказов часто становится одним из самых таинственных и запутанных вопросов.

Тендер выиграли 11 компаний, которые затем самостоятельно (как бы без участия властей) заключили договора с 8 производителями тротуарной плитки, затем число поставщиков было увеличено до 16, среди производителей оказались такие компании, как «Крост», «Комплекс стройиндустрия», «Спецстрой-ЖБИ 17», «Компания «Гарантия-строй», ООО «Роуд групп», ООО «СДСК «Дорстрой» и ООО «Мособлспортстрой».

Работы начались в середине июня, планировалось, что до 25 октября будет положено все 1,14 миллионов квадратных метров плитки в центре Москвы. Однако на удивление и сторонников и противников плиточной компании в начале августа мэр сообщил, что работы будут завершены, вернее, приостановлены уже 25 августа. К этому моменту было положено всего 400 тысяч квадратных метров плитки, то есть примерно треть запланированного объема. Причинами такого решения градоначальника назывались:

  • общественное мнение — очень многие москвичи выказывали недовольство разрухой, воцарившейся на тротуарах столицы, сама плитка и качество ее укладки тоже начали вызывать опасения у горожан. Также негодование жителей города вызвало и резкое сокращение количества парковочных мест, которых и раньше в Москве явно не хватало;
  • нехватка материалов, так как заводы-производители не успевали поставлять необходимое количество плитки. В частности, об этой проблеме рассказывал Петр Бирюков, заместитель мэра по вопросам ЖКХ. Впрочем, поставщики сразу опровергли данную информацию, сообщив, что выполняют заказы в полном объеме;
  • необходимость сразу после укладки переделывать работу в некоторых районах. Было выявлено, что во многих местах плитка не отвечает стандартам качества, да и сами работы было выполнены ненадлежащим образом. Например, новую плитку пришлось укладывать на Кремлевской набережной, так как префектура ЦАО сочла итоги работы подрядчиков неудовлетворительными. Забраковал работу префект Центрального административного округа Сергей Байдаков, отметивший, что плитку положили неровно и выше уровня бордюрного камня. Перекладывать покрытие пришлось также на улице Радищева. Такие дополнительные переделки, конечно же, затягивали работы, так что справиться со всем объемом до морозов власти уже не успевали. Встречались и вовсе необъяснимые казусы, когда рабочие, спешащие закончить укладку в срок и получить свою зарплату, просто нарисовали плитку на бетоне. А что? Дешево, быстро и практически не отличается от обычной серой плитки.

Чиновники поспешили заверить, что это просто неудачная шутка рабочих, которые, конечно же, будут уволены. Бетон разобрали, на его месте некоторое время красовалась внушительная дыра, затем все-таки заложенная настоящей плиткой.

Сам Сергей Собянин объяснил свое решение так: в конце августа многие москвичи возвращаются с дач в родные пенаты, школьники собираются в школу, поэтому не стоит доставлять неудобств горожанам, вынужденным пробираться через разрушенные тротуары и горы плитки, лучше отложить работы на следующую весну.

Неофициально отмечалось, что проблемы с поставщиками надуманы, так, правительство сетовало на подорожание бетона и, соответственно, тротуарной плитки, тогда как, по словам специалистов, бетон вырос в цене не на много — обычное сезонное, связанное с повышенным спросом увеличение стоимости строительных материалов.

Кроме того, в прессе появилась информация, что власти не хотят привлекать новых поставщиков плитки, что могло бы решить вопрос с нехваткой материалов, так как придется проводить новый тендер. Кроме того, обычные заводы, по словам Игоря Заугольникова, директора департамента маркетинговых коммуникаций холдинга RODEX GROUP, могут и не подойти в связи с «родственным характером программы мэрии, о чем все уже наслышаны». Здесь прослеживается явный намек на супругу московского градоначальника, чья связь со строительными компаниями неоднократно обсуждалась в прессе, в связи с чем Сергей Собянин вынужден был выступать с опровержениями (никого окончательном так и не убедившими).

Продолжение следует

Как бы то ни было, в конце августа все работы по укладке плитке в центре столицы были свернуты, но уже в начале марта Департамент жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Москвы объявил об открытии аукционы, проводящегося в электронной форме на выполнение работ по замене асфальтного и бетонного покрытия тротуаров на плиточное на 2012 год.

Согласно материалам, опубликованным на сайте государственных закупок, общая начальная стоимость контрактов составляет свыше 350 миллионов рублей по 14 лотам. В проектной документации сказано, что в это раз планируется положить порядка 102 тысяч квадратных метров плитки, срок окончания работ — 25 августа 2012 года. Чтобы уложиться в срок подрядным организациям придется вести работы круглосуточно, в том числе и в выходные и в праздничные дни.

Аукцион состоится 16 апреля, тогда и будут определены победители, на плечи которых ляжет обязанность укладывать плитку на московские тротуары в этом году.

Читать еще:  Проектирование теплых полов общие рекомендации

В документах Департамента уточняется, что работы должны пройти на Садовой-Спасской улице, площади Яузских ворот, Яузской улице, на улице Охотный ряд, Театральной площади и Театральном проезде, на Лубянской площади, на Мясницкой улице, Кремлевской набережной и улице Солянка.

Кроме того, асфальт на плитку заменят на улице Сретенка, Смоленской-Сенной площади, Кудринской площади, Новинском бульваре, на улицах Садовая Большая и Садовая-Триумфальная, Смоленской и Таганской площадях, на Сухаревской малой и большой площадях, а также на Самотечной улице.

Как видим, объем работы запланирован достаточно большой, однако, прежде чем комментировать возобновление плиточной эпопеи, хотелось бы узнать, как перезимовала плитка, положенная в минувшем году. Ведь все эксперты единогласно заявляли, что только по результатам зимы будет видно — отвечает ли покрытие всем стандартам качества и будет ли отличаться долговечностью.

Сразу отметим, что подводить итоги пока рано — снег в Москве пока еще сошел не полностью, экспертизы состояния прошлогодней плитки планируется провести ближе к маю.

Однако, по мнению москвичей, подтвердились многие опасения, появившиеся еще летом, в процессе наблюдения за укладкой покрытия. Выяснилось, что:

А) Плитка все-таки намного более скользкая, чем асфальт! Даже несмотря на то, что мэр обещал использоваться при укладке только шероховатую, нескользкую плитку, в сравнении с асфальтом она явно проигрывает, да и положили такое покрытие не везде.

Например, пройти по Осеннему бульвару можно только по велосипедной, асфальтовой дорожке, все остальное покрыто коркой льда.

Б) Во многих местах плитка начала разрушаться еще в декабре, до сильных морозов. Так, Михаил Аншаков, председатель общества защиты прав потребителей «Общественный контроль», в начале декабря сообщал, что к ним поступают многочисленные жалобы москвичей на неровность покрытия, а чтобы увидеть провалы в плитке нет необходимости ходить далеко — разрушения уже видны возле офиса общества на Смоленской площади. Александр Стрельников, ведущий научный сотрудник Центрального научно-исследовательского и проектного института по градостроительству, отметил, что причиной такого «расползания» плитки стало, скорее всего, плохое качество бетонной подложки, которая была сделана слишком тонкой.

В) Желобки для стока воды и разуклонку по стандартам рабочие, укладывавшие плитку, почему-то сделать забыли, поэтому на новых тротуарах скапливаются впечатляющие лужи воды, которые в морозы, конечно же, становятся настоящим катком.

Г) При укладке плитки в Москве были нарушены правила, предусмотренные для защиты и безопасности слабовидящих и слепых граждан. Согласно европейским стандартам, на тротуарах должна дополнительно укладываться тактильная, «пупырчатая» плитка именно желтого цвета (этот оттенок лучше остальных воспринимают слабовидящие пешеходы). Но наши рабочие восприняли такую плитку как элемент декора, и на некоторых улицах она лежит буквально зигзагами, а в других местах заменена на направляющую. Да и о том, как ухаживать за такой тактильной плиткой наши службы ЖКХ не знают вовсе, поэтому прослужит она при такой эксплуатации совсем недолго.

Даже те москвичи, которые были согласны с тем, что менять асфальт на плитку необходимо, в итоге оказались недовольны качеством и самой плитки и проведенных работ.

Д) В Москве нет специальной техники для уборки плиточных тротуаров. В европейских городах для этих целей применяются небольшие, практически игрушечные, маневренные машины, не повреждающие плитку. Кроме того, посыпать плиточные тротуары щебнем нельзя, как и скалывать лед ломиками, что традиционно практикуют наши дворники.

Приходится подытожить, что даже те москвичи, которые были согласны с тем, что менять асфальт на плитку необходимо (согласно результатам опроса — 33% жителей города, более 52% предлагали оставить все как есть и заняться более насущными проблемами), в итоге оказались недовольны качеством и самой плитки и проведенных работ. Так, во многих местах плитка из разных партий заметно отличается по цвету (темно-серый и светло-серый, например), что выглядит, мягко говоря, не слишком красиво, а на Садовом и вовсе в некоторых местах впопыхах «пробелы» между участками плитки снова залили все тем же асфальтом.

Как будут вестись работы в этом года, пока неизвестно, хотелось бы верить, что власти попытаются исправить прошлогодние ошибки, переложат некачественную плитку, наведут порядок и будут тщательнее следить за ходом работ. О результатах нового этапа плиточной истории можно будет судить только к концу августа.

В целом сама по себе тротуарная плитка — дело хорошее, действительно долговечное и привлекательное внешне. Но! Плитка должна быть качественной и укладываться строго по правилам и стандартам, так что сама идея правительства столицы не плоха и вполне отвечает современным тенденциям в градостроительстве, вопрос не в планах мэрии, а в том, как именно они будут выполняться.

Думаю, никто из жителей и гостей столицы не возражал, если бы тротуары Белокаменной выглядели примерно так:

И если бы при этом на тротуарах не собирались лужи, а плитка не скользила — начинание мэра единогласно поддержали бы все москвичи.

А пока, к сожалению, в отношении московских тротуаров напрашивается только известное выражение «Хотели как лучше, а получилось как всегда» и предположить, когда же ситуация изменится в лучшую сторону, не сможет ни один эксперт.

Красная площадь

Кра́сная пло́щадь — главная площадь Москвы, расположена между Московским Кремлём (к западу) и Китай-городом (на восток). Выходит к берегу Москвы-реки через пологий Васильевский спуск. Площадь тянется вдоль северо-восточной стены Кремля, между Кремлёвским проездом, проездом Воскресенские Ворота, Никольской улицей, Ильинкой, Варваркой и Васильевским спуском к Кремлёвской набережной. Западную часть площади ограничивает Московский Кремль, восточную — Верхние торговые ряды и Средние торговые ряды. Входит в единый ансамбль с Московским Кремлём, однако исторически является частью Китай-города [1] [2] [3] [4] [5] [6] .

Площадь издревле служила местом торга, где много веков подряд возводились временные и постоянные торговые ряды. В советское время на площади проходили военные парады и демонстрации, после распада СССР она стала использоваться для общественных мероприятий и концертов [9] [10] [11] [12] [13] [14] .

Общая длина — 330 метров, ширина — 75 метров, площадь — 24 750 м². Вымощена брусчаткой из крымского габбро-диабаза [1] [15] [16] [17] .

Содержание

Этимология

С момента своего формирования Красная площадь сменила несколько названий. Первое летописное упоминание о ней относится к XV веку и находится в записи 1434 года о смерти юродивого Максима, «который положен бысть у Бориса и Глеба на Варварьской улице за Торгом». Торгом нынешняя Красная площадь называлась вплоть до начала XVII века, хотя существовала не только как рынок, но и как центр общественной жизни: например, на ней проходили «побивания кнутом» и казни [1] [7] [8] .

Встречалось также название «пожар» в значении «пустое, полое место, связанное с торговлей». В 1534 году летопись так обозначала место строительства Китайгородской стены: «около всего пожара, идеже у них вси торговые ряды» [14] . К огню это наименование отношения не имело. Как писал художник Аполлинарий Васнецов:

В источниках от 1634 года приводится приговор воеводе Михаилу Шеину и окольничьему Артемию Измайлову, которым «отсекли на пожаре головы» за неудачи в Смоленской войне. Запись 1643-го сообщает, что «октября в 22 день ходил Государь ко пречистой Богородице Казанской, что на пожар». Такое имя появилось у площади в честь пожарных обозов, которые стояли на месте нынешнего Исторического музея. Подобные торговые «пожары» были также в Суздале, Великом Новгороде и Казани [18] .

Со второй половины XVII века за площадью закрепилось название «Красная», то есть «главная». Под этим именем она фигурирует в летописях уже в середине столетия:

Распространена версия, что прилагательное «красная» использовалось в значении «красивая» [19] . Однако в действительности торговая площадь в ту эпоху ещё не имела сколько-нибудь выразительного архитектурного облика [1] . Существует также гипотеза, что название «красная» было присвоено по прямому указу царя Алексея Михайловича в честь парадного крыльца его дворца [20] .

История

Древнейший период

Анализ наиболее древних культурных слоёв на Красной площади показал, что уже во второй половине XI — начале XII века лес на её месте был вырублен, а земля использовалась под пашню. К этому времени, предположительно, на Боровицком холме образовались крупные поселения, а по правому берегу Неглинной на Кучковом поле сложился первый «торг» — рыночная площадь [12] . С годами Москва росла, развиваясь от деревянного Кремля Ивана Калиты до белокаменной крепости Дмитрия Донского. Ко второй половине XIV века окончательно сложилась граница северо-восточной части кремлёвских стен. Боровицкий торг разделился на две части — Занеглименскую (или Арбатскую) и Подкремлёвскую, которая впоследствии и оформилась в Красную площадь [2] [3] [1] .

Историки предлагают разные версии о порядке формирования Красной площади. Например, по мнению москвоведа Петра Сытина, она появилась в конце XV века, когда по указу Ивана III с её современной территории «были убраны дома, лавки и церкви посада» и освобождено место для торговых рядов [21] . При дальнейших исследованиях тексты этих указов из Полного собрания русских летописей идентифицировали как относящиеся к территориям на западе за рекой Неглинкой и южной земле за Москвой-рекой. Другая версия гласит, что для создания Красной площади не требовалось искусственных мер, она стихийно сформировалась на удобном пустом пространстве у крепостных стен, за которыми легко было укрыться в случае неожиданного нападения на город [1] .

XVI век

Архитектурный облик и границы

В этот период Красная площадь с севера была ограничена Китайгородской стеной (на месте современного Исторического музея), с юга переходила в Васильевскую площадь и спускалась к Москве-реке. Ближайшим выходом из Кремля были ворота Беклемишевской башни. К ним через Алевизов ров, созданный в 1508 году как часть фортификационного усиления крепости, вёл подъёмный мост. Территория нынешней площади фактически состояла из трёх самостоятельных частей:

Это деление площади на три части сохранялось вплоть до первой половины XVII века [23] . Несколько небольших участков также имели отдельные названия: например, площадка у Казанского собора называлась «Вшивая», потому что практически постоянно была покрыта толстым слоем волос: по свидетельствам немецкого путешественника Адама Олеария, в Великий четверг москвичи приходили на Красную площадь стричься, «тогда земля у Посольского двора устилалась волосами, как мягкими тюфяками» [24] . Вокруг деревянной церкви Троицы на рву образовалась Троицкая площадь, это название использовалось почти век. На начало XVI века на Красной площади было ещё тринадцать церквей [25] .

Китай-город и Кремль были противоположны друг другу в первую очередь из-за своих жителей: первый населял простой люд и купцы, второй — бояре и царская семья. Красная площадь как стилистически более близкая к народу стала материальным воплощением этой разницы: пёстрый Покровский собор противопоставлялся сдержанному оформлению кремлёвских храмов, суета базара — спокойной атмосфере крепости. Лобное место как трибуна для оглашения царских указов была не нужна в Кремле, где жили власть имущие, но необходима в посаде, где собирался народ. За Ильинкой, Никольской и Варваркой начиналась деревянная застройка — небольшие церкви и двухэтажные купеческие дома, обычно второй этаж в них отводился под жильё, а на первом располагались лавки [13] [22] .

Торговля

Москва XVI века уже занимала обширную площадь, в ней существовало множество рынков и базаров. Самым главным местом торговли был Китай-город, второе занимала Красная площадь. На ней наиболее оживлённым являлся участок между Никольскими и Спасскими воротами [25] .

Правила продажи были регламентированы: «тягловые» торговцы имели установленное место в общем ряду и платили налоги. Их товары различались по группам и каждой отводилась собственная скамья, перемещаться на другие запрещалось. В отдельные ряды выделялись: Пирожный, Калачный, Гречневый, Медовый, Молочный, Масляный, Ветчинный, Сахарный, Орешный, Ветошный, Хрустальный и другие, отдельные для каждой группы товаров. Всего таких рядов было до 150, многие из них дали названия московским улицам и переулкам, которые впоследствии сформировались на этой территории [8] . У Спасского моста тянулись ряды с книгами и гравюрами. Рядом с храмом Василия Блаженного торговали «стрелецкие женки и девки» — продавали румяна, белила и предметы туалета. Стрельцы пользовались своим привилегированным положением и не подчинялись правилам, которым обязали следовать «тягловых» торговцев: налогов не платили, занижали цены и не придерживались установленных мест. Так же поступали коробейники и лоточники, вопреки запретам и указам не вести торговлю их на Красной площади было всегда много. С лотков продавали квас, пироги, воблу, овощи и ягоды [26] [10] [27] .

В средние века Москва горела минимум восемь раз в год. После особенно сильного пожара в 1595-м были уничтожены практически все здания на Красной площади, финансовый ущерб был очень значительным. Чтобы уберечь торговцев и товар от новых разрушений, на месте деревянных рядов в 1596—1598 годах были построены одно- и двухэтажные лавки — «каменные купеческие палаты». Они очертили восточную границу существующей площади и образовали три квартала, позднее получившие названия Верхних, Средних и Нижних торговых рядов. Одновременно между рядами был уложен первый аналог мостовой: поперёк нижнего слоя из брёвен прибивали гвоздями толстые доски [28] . Архитектурный облик новых торговых рядов в виде одинаковых ячеек, объединённых аркадами, стал образцом торговых сооружений в России и долгое время использовался при возведении Гостиных дворов, лавок, купеческих домов и усадеб [29] .

Функции Красной площади этого периода не ограничивались только торговлей, на ней можно было найти и предложить любые возможные услуги, работу или помощь, причём для каждой отводилось отдельное пространство. В тёплое время года прямо под открытым небом работали цирюльники, у Лобного места сложилась биржа труда, где в поисках работы собирались крестьяне из пригородов, часто — с женами и детьми. Для каждой специальности — каменщиков, кузнецов, кровельщиков — предназначалась определённая стоянка. Неподалёку дежурили ломовые и легковые извозчики, в XVI—XVII веках — до двухсот человек одновременно. Во время стоянки вознице нельзя было сходить с лошади или отходить от телеги, а площадку надлежало убирать. За соблюдением порядка следили служилые съезжих дворов. Часто случались драки, когда извозчики «били и грабили самих дежурных стрельцов». У Спасских ворот собирались лишённые сана священники и «торговцы словом божьим», которые за плату совершали обряды и молитвы. Повсюду встречались юродивые и нищие, просящившие подаяния, выступали скоморохи и гусельники. Ближе к Москве-реке находились склады и дворы строительных материалов, работали плотники, столяры и грузчики [9] [10] .

В XVII столетии зародилась традиция проводить на Красной площади торжественное церковное шествие в неделю Ваий. Праздник и народные гуляния повторялись каждую весну вплоть до 1700 года [30] .

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector